Dangen RPG Games Форум Север и Запад Рамотский форум Плато холодного ветра Венец Поэзии
Тэсса Найри Север и Запад После Пламени Новости Стихи Проза Юмор Публицистика Авторы Галерея
Портал ВЕНЕЦ   Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация

 
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Истории вампира. Часть первая. (Прочитано 1690 раз)
Веролайнэ Дирлом
Новичок
*
Вне Форума


Воля для дракона только
в небе

Сообщений: 26
Пол: female
Истории вампира. Часть первая.
02.02.2011 :: 22:14:41
 
Это первая часть книги. Мир, в котором происходит действие мало чем похож на наш. Привязка сделана только для удобства. Мир мистики и колдовства открывается только избранным. Можно жить и не знать, что где-то рядом живут его обитатели.
Посвящается всем тем, кто любит приключения.

Глава 1
Первые приключения.


   Удивительная штука – жизнь. Кому-то она даётся лишь на несколько дней, а кому-то на сотни лет. Я не исключение. Мне двести семьдесят два года, а всё потому, что я вампир. Только не пугайтесь. Я вполне цивилизованный вампир. Хотя в моём возрасте… ну это уже неважно, просто на вид мне четырнадцать. Не пытайтесь сравнивать меня с героем знаменитого романа. Да и сам Дракула совсем не такой. Он – весьма интересный вампир, высокий, с шикарными усами и печально-отрешённым взглядом. Я его видел всего пару раз, но мне вполне хватило. В конце двадцатого века это кажется невозможным, но это правда. Никто уже не верит в существование вампиров, оборотней, ведьм и других. Я расскажу о приключениях, моей жизни. Кому как, а мне даже  приятно вспоминать. Но обо всём по порядку, не люблю забегать вперёд.
   Сейчас я веду даже очень размеренную жизнь, но о ней мечтают практически все мальчишки нашего города. Дело в том, что я ухаживаю за лошадьми на ипподроме. Ещё слежу за городским кладбищем. Вы наверно не поверите, но там у меня есть даже собственная могила. А помогает мне с содержанием кладбища призрак утопленницы по имени Сюзан.
   Вот как раз, когда я сидел, опершись спиной о стену, и читал вслух очередную книгу (лошадям ведь тоже иногда хочется послушать), в конюшне возникла Сюзан и, задыхаясь от испуга, сообщила:
-      Он вернулся.
-      Кто? – не понял я.
   Было такое ощущение, что что-то не так. Но не понятно что. И я постараюсь в этом разобраться.
-      Дэйв, - последовал ответ.
   Я облегчённо вздохнул. Повода для паники не было. Это всего лишь Дэйв вернулся обратно. Но я хотел понять, почему он вернулся гораздо раньше времени.
-      В следующий раз больше так не пугай, пожалуйста. Хотя ты в чём-то права, Дэйву сейчас шестнадцать, и он ещё должен учиться целых два года. Так с какого такого перепугу он здесь появился? – посмотрел я на призрака.
-      Их там начали готовить к армии, вот он и сбежал, - ответила Сюзан.
-      Значит дезертировал. Ну что ж – похвально, – улыбнулся я.
-      Ты одобряешь его идею? – удивилась Сюзан.
   Во время её настоящей жизни такой поступок был наказуем, поэтому девушка не могла понять мои мысли и действия Дэйва.
-      А почему бы и нет. В бою ценен тот, кто не предаст друга в беде, а не тот, кто пойдёт за всяким, кто выше его по чину.
-      Ну, раз ты так считаешь, то тогда ладно, - кивнула призрак.
-      Но я всё равно пойду и поговорю с ним, - сообщил я, поднимаясь и закрывая книгу.
   Если бы я знал, что произойдёт во время моего отсутствия, то не ушёл. Но мне было неизвестно будущее. Поэтому интерес и любопытство, в каком-то роде, взяли верх. Я отправился следом за Сюзан на кладбище.   
   Через пятнадцать минут мы с Сюзан уже подходили к домику на кладбище. Там, и, правда, находился Дэйв. Он очень удивился моему появлению.
-      Успокойся, смертный, я пока не за тобой, - пошутил я.
   Эта шутка была знакома всем вампирам и обычно она ещё больше пугает людей, но Дэйв, кажется, наоборот успокоился. Как, всё таки, он похож на отца! Я, к сожалению, понял это слишком поздно.
-      Не хочу прерывать вашу беседу, но дело не требует промедления, - перебила мои мысли неожиданно появившаяся в домике дочь лучшего наездника города.
   Она так привыкла видеть в домике только нас с Сюзан, что просто не заметила нового человека, присутствовавшего в комнате.
-      Люси, успокойся и расскажи, что случилось, - попросил я девушку.
-      В моего отца стреляли, - заплакала Люси.
   Мы переглянулись. Необходимо было выяснит всё, что может пригодиться для поиска стрелявшего. Но добиться подробностей от отца Люси или от неё самой сейчас невозможно. Впрочем, на тот момент у меня созрел вполне определённый план действий.
-      Он хотя бы жив? – поинтересовалась Сюзан.
-      Жив, - ответила Люси.
-      Ну и к чему тогда реветь? Нечего заранее траур наводить, - возмутилась призрак.
   Будучи уже мёртвой, она не понимала, почему Люси так расстроена. 
-      Он-то жив, а вот Грома убили, - уточнила Люси.
   И тут я решил претворить свой план в жизнь. Поэтому быстро проговорил, уже направляясь к дверям:
-      Думаю, что это не случайность. Ждите меня на ипподроме. Я скоро туда приду, только забегу за Ником.
   Ник мой давний друг и к тому же оборотень. Существует мнение, что вампиры и оборотни не могут ужиться на одной территории. Оно отчасти правдиво. Если нарушаются интересы какой-либо из сторон, то возникает конфликт. Если же каждый ответственен за своё, тогда всё мирно. Есть ещё ряд нюансов, но о них позже.
   Но не думайте, что мой друг как-то необычно выглядит, совсем напротив. Ник ничем не отличается от обычных девятнадцатилетних юношей. Но первое впечатление ошибочно. Если  посмотреть ему в глаза, то можно увидеть в них не юношеский блеск, а взрослую осмысленность поступков. Ник (ну, как и я) одевается по моде восемнадцатого века, а не пытается одеваться как все юноши конца двадцатого. На самом деле Ник старше меня на пять лет. Я до сих пор не могу забыть тех проделок, которые вытворяли мы с Ником и Саймоном. Не проходило и дня, чтобы мы не ввязались в очередную авантюру. Примером такой авантюры является превращение Ника в оборотня. Но сколько ни было на длинном пути нашей дружбы сложностей, мы всегда их проходили вместе, как велело сердце и по долгу чести. Вот и сейчас я пошёл к Нику за помощью, уже зная, что он не откажется.
   Когда я постучал в дверь дома Ника, мне открыла его жена Карен. Она тоже оборотень, но младше Ника на двадцать лет. Они встретились после обучения основам жизни в людском и мистическом мирах, которое проходил Ник вместе со мной как раз двадцать лет. Тогда Карен только исполнилось девятнадцать лет. Высокая черноволосая с красивыми карими глазами она сразу поразила Ника в самое сердце. И вот сейчас Карен стоит передо мной, склонив голову набок, и смотрит мне прямо в глаза. Теперь я отлично понимаю, почему Ник так быстро в неё влюбился.
-      А Ник дома? – поинтересовался я, задав первый пришедший в голову вопрос.
-      Дома. А зачем он тебе нужен? – в ответ спросила Карен.
-      Кто-то убил коня, который завтра должен был участвовать в главном заезде.
-      А я даже знаю, кто это мог сделать, - улыбнулась девушка.
-      И кто?
-      Конкуренты.
-      А какие именно? – задал я вопрос, не рассчитывая получить ответ.
-      Тебе дать список участников забега? – буднично поинтересовалась Карен.
-      Не мешало бы.
-      Ну, тогда пошли, - кивнула девушка, пропуская меня в дом.
   Мы прошли в полутёмную комнату, где в глубоком кресле сидел Ник и читал газету.
-      То же самое случилось? – поинтересовался Ник, даже не оборачиваясь.
-      Да, - кивнул я.
   Раньше уже были случаи таинственных вмешательств в исход соревнований. Но такого никогда.
-      Я принесла список не только на этот год, но и за десять прошедших, - появилась в комнате Карен с пергаментным свитком в руке.
   Мы с Ником начали изучать принесённый список. Несколько минут Ник молчал, кивая головой на некоторые пункты списка. После длительной паузы оборотень улыбнулся и показал мне на сорок восьмой номер. Надпись рядом гласила: «Колин Торгенсер (семнадцать лет) 1 категория по заездам; участвует в пятьсот шестьдесят пятом заезде на серой кобыле по кличке Клеопатра». Знакомое, кстати имя. Да и у оборотня вызвало интерес.
-      И что ты об этом думаешь, друг мой Филипп? – повернулся ко мне Ник.
-      Обычный участник заезда. Только он проиграл, поскольку упал с лошади на большой скорости, а уже в больнице умер, - ответил я другу.
-      А глубокого смысла в этой истории не улавливаешь? – подмигнул мне Ник
-      Какого смысла? – удивился я.
-      Вспомни, с кем он соревновался, - пристально взглянул мне в глаза оборотень.
-      Отец Люси, - нерешительно откликнулся я.
-      Правильно, - кивнул Ник.
-      И что это значит? – всё ещё не понимал направление мысли Ника я.
-      Филипп, тебя отец обучал военной логике? Если обучал, то вспомни, что они шли ноздря в ноздрю, а если бы Колин не упал, то они оба стали чемпионами, - ответил мой друг.
-      Но ведь это был несчастный случай. Здесь нет причин для мести.
-      Не знаю, не знаю. Не стоит отбрасывать подозрительную версию.
Он встал и пошёл к двери.
-      Ты куда отправился? – поинтересовалась Карен.
-      У меня есть одно соображение. И я хочу его проверить, - откликнулся на вопрос жены Ник.
-      Ладно, иди, - согласилась Карен.
   Мы с Ником помчались к ипподрому, поскольку нас уже девушки заждались, а дам заставлять ждать нельзя.
-      И где вы ходили? – уставилась на нас Сюзан.
-      Ник объяснял мне, кто и за что выстрелил в Грома, - ответил я призраку.
-      Идите к конюшням, вас там ждёт Люси и её отец, - ответила Сюзан.
Дальнейшее я буду описывать без разговоров, поскольку я в то время просто ничего не слышал, ведь этот неизвестный убил Грома, а он был надеждой всего города.
   Благородное животное лежало на правом боку, а около его головы была огромная лужа крови. Можно было даже не думать о его спасении. Грома было уже не вернуть, и все, стоящие рядом со мной, это понимали. Люси плакала, уткнувшись лицом в плечо отца, а тот, утешая дочь, гладил её по голове. Сюзан тихо зависла в сторонке, не произнося ни звука. Ник изучал место преступления на наличие улик. Я же осматривал труп коня. В этот момент мне вспомнилась старая румынская легенда о смерти одного воина и о верности его коня. Помещаю эту легенду в книгу, поскольку если вы её не узнаете, то наши с Ником дальнейшие действия будут вам совершенно непонятны.
   «В Румынии жил и воевал один из величайших воинов этой страны. Его называли воином неба и земли, но его настоящего имени не знал никто. Со временем он состарился, как все люди, а вскоре и умер. У него остался боевой конь, которому дриады подарили бессмертие. После смерти хозяина конь ушёл в лес, где его загрызли оборотни».
   Не удивляйтесь краткости этой легенды, просто в ней много описаний подвигов и сражений этого воина, а это сейчас не слишком важно, все, что нужно я рассказал.
   Я не зря вспомнил эту легенду, ведь лошадь Колина исчезла после тех скачек. Некоторые говорили, что она просто убежала потому, что верёвка, которой её привязали, развязалась. Но я в это не верю. Лошади, как люди, умеют чувствовать сердцем. И никто не знает, что может произойти с лошадью, не имеющей хозяина. А мне это известно, и я скажу вам об этом. Лошадь либо ничего не ест и погибает от голода, либо уходит и больше не возвращается.
   Ещё я вспомнил  самого Колина. Он всегда хотел стать знаменитым на весь мир. Но он даже не мог предположить, что упадёт с лошади уже на последнем круге и ударится насмерть головой.
   С такими мыслями я осмотрел коня и пришёл к выводу, что это мог сделать только сам Колин из мести к отцу Люси. Ник, похоже, подумал о том же. Мы с ним часто, если не сказать всегда, сходились во мнениях. Вот это и стало когда-то толчком к нашей с ним дружбе. Я никогда не предполагал, что дружбу можно проверять веками.
   Все уже, похоже, поняли, что больше здесь делать нечего и начали расходиться по домам. Ник остался искать улики, а я попрощался с ним и, взяв Сюзан под руку, отправился домой.
   Я живу в доме, где я родился и вырос. Это большой четырёхэтажный дом, со всех сторон окружённый садом, где растут высокие деревья, и                                                   есть большие клумбы для цветов. Только деревья постарели, а на клумбах вместо цветов растут только дикие травы. Сам же дом тоже был ужасно запущен, поскольку раньше я в основном пропадал днём на кладбище
   Расскажу теперь о внутренней планировке дома. На первом этаже находятся банкетный зал, столовая и кухня. На втором этаже гостиная и библиотека. На третьем восемь комнат: моя спальня, спальня моей сестры, комната родителей, четыре гостевые комнаты и гардеробная. Правда, ни сестры, ни родителей уже давно нет в живых. В спальне сестры сейчас живёт Сюзан. На четвёртом этаже раньше жили слуги, а сейчас он так же пустует. В подвале находятся кладовки и разные маленькие комнатки, о которых не следует говорить.
   Мы с Сюзан поднялись на третий этаж и разошлись по своим комнатам. Я открыл дверь и зашёл в спальню. Всё там осталось, как было много лет назад. Та же массивная кровать с металлической спинкой. Над кроватью нависал полог. А рядом с кроватью стояла тумбочка с установленным на ней подсвечником. Около окна стоял стол на резных ножках, а рядом с ним стул с высокой и тоже резной спинкой. Я подошёл к старинному зеркалу, висящему на стене. Оно было высотой практически до потолка.
   Я посмотрел вглубь зеркала, но там не было моего отражения. Но если повернуть маленькую ручку на раме зеркала, то оно перевернётся другой стороной и откроет мой старый портрет, нарисованный Ником. Именно это я и сделал. Картина эта уже поблекла, краска местами потрескалась, но как же «билось» моё сердце (это было душевное ощущение, поскольку у вампиров сердце не бьётся вообще), когда я снова посмотрел на картину. Каждый раз, когда я смотрю на эту неё, кажется, что вижу её впервые. Но самое удивительное в ней то, что на картине изображена моя человеческая сущность, но отнюдь не сущность вампира. Мне до сих пор кажется, что там изображён не я, поэтому я и буду описывать портрет, как будто не знаю о нём ничего.
   Фоном картины является панорама кладбища, залитого бледным лунным светом. Трава в этом свете как будто сама светится изумрудным сиянием. Само мрачное кладбище кажется совсем не страшным, а скорей очень романтичным. Тёмно-синее небо распростёрлось над кладбищем необъятным куполом.
   На фоне всего этого ночного великолепия кладбища на изумрудной траве сидит подросток лет четырнадцати-пятнадцати. Каштановые волосы лёгкими волнами падают на плечи. Лицом он похож скорей на мать. Ярко-синие глаза смотрят твёрдо и без тени детского блеска. Одежда состоит из белой, кажущейся в темноте голубой, рубашки моды восемнадцатого века,  чёрных брюк той же моды и сапог с голенищами почти до колена, надетых поверх брюк. Поза совершенно обычная. Левая рука лежит прямо на согнутой в колене левой ноге. Правая рука положена ладонью на траву, а вторая нога просто лежит на траве, голова повёрнута вправо (так, чтобы можно было видеть лицо подростка).
   И вообще эта картина выглядит очень естественно, будто смотришь не на лист бумаги, а в окно.
   Я повернул зеркало в исходное положение и подошёл к окну. Сверху сад казался ещё унылее. Мне показалось, что между деревьями промелькнула тень волка, а уже через несколько секунд на дорожке, идущей к дому встал серый волк.
   -   Есть новости? – спросил я у волка (это на самом деле был Ник).
   Волк качнул головой и мысленно спросил меня о том же.
   Я тоже ничего не мог сообразить, но вдруг решение пришло само. Я жестом показал Нику, чтобы он поднялся ко мне, и отошёл от окна. Ник одним прыжком запрыгнув на подоконник, принял свой человеческий облик и спросил:
-      Что-то узнал?
-      Я пока точно не уверен, но у меня появилась догадка, что на ипподроме бродит призрак Колина, - ответил я.
-      Интересная версия, но её нужно проверить, - кивнул Ник.
-      Вашего Колина среди мёртвых нет. А значит, он среди живых, - сообщила Сюзан, появляясь в комнате прямо из стены.
   Увидев такое появление впервые, любой храбрец вздрогнет. А что говорить о тех, кто многого боится. Это уже мы привыкли к появлению призрака отовсюду, поэтому даже не удивились.
-      Откуда ты это знаешь? – удивился оборотень.
-      Я ведь призрак. Хожу в загробный мир почти каждую неделю. И его там  не видела.
-      Скорей всего Колин, кем бы он ни был, придёт завтра на скачки и наверняка попытается убить или вывести из строя отца Люси. Грома он уже убил, и осталось разобраться с наездником. Но нам нужно будет выйти на скачки. Отцом Люси не стоит рисковать. Тебя, Филипп, тоже рискованно, поскольку хоть ты и ездишь в седле с двух лет, но судьи заметят, что ты ещё несовершеннолетний. Если ты мне позволишь, то я выйду на трассу и попробую и обязательно выиграю эту гонку на   Ветре, - сообщил свои мысли Ник.
   Его последние два предложения относились ко мне, и я кивнул на его слова. Конечно, оборотень был прав, мне не стоило садиться завтра в седло. Но я намеревался найти и обезвредить Колина. Причём он умудрился странным образом ожить или просто не умирал. И потом я понял, почему, хотя знал об этом уже давно, но сразу не придал этому значения. А надо было.
Итак, мы стали ждать утра.
   
   В десять часов утра мы с Ником и Сюзан сидели в библиотеке. Ник почти каждые пять минут смотрел на настенные часы и что-то бормотал себе       под нос. Сюзан делала вид, что читает какую-то книгу. Но держала она её только для того, чтобы загородиться от внешнего мира. Я, сколько не пытался, никак не мог понять эту девушку, утопившуюся из-за того, что её любимый признался в любви другой. Однажды Сюзан мне сказала, что лет через пятнадцать отомстила и бывшему любимому и его новой жене.
Но самым интересным приключением, происшедшим с Сюзан за сто лет её жизни, было то, когда она появилась у нас в городке. Она тогда ещё только стала призраком и не особо верила во все эти «мистические глупости». Но ей пришлось в них поверить после ночи полнолуния, выпавшей на пятницу тринадцатого. Тогда Ник и Карен немножко поразвлеклись на кладбище со старинной колдовской книгой, и Сюзан притянуло магией к нам в городок совсем из другого района страны.
   В мыслях время летит слишком быстро. Поэтому я и не заметил, как часы пробили одиннадцать. Пора было отправляться на ипподром, чтобы реализовать наши ночные планы. Мы в том же составе, в котором сидели в библиотеке, вышли в небольшой холл дома. При этом сохранялось глубочайшее молчание. Вообще-то днём я не гуляю, но тогда было пасмурно. Только лишь на ипподроме я отдал Нику последние наставления, как управлять Ветром. Этот конь умел подчиняться только моим командам, поскольку я был его единственным признаваемым и не признаваемым хозяином, а других просто скидывал. Исключениями были только некоторые воины отряда воинов Лунной свиты. К ним Ветер относился со снисхождением, позволяя иногда оседлать себя. Каждый раз, заходя в третью конюшню ипподрома, я знал, что сейчас высунется из-за загородки абсолютно чёрная голова Ветра, и он посмотрит своими умными глазами на меня, выпрашивая кусочек сахара. Мне повезло – Ветер бессмертен. Это настоящий боевой конь, прошедший со мной за двести лет огонь и воду.
   Итак, до гонок оставались минуты. На трибуне несколько мальчишек младше десяти дрались за удобное место. Мы с Сюзан заняли пустующую скамеечку рядом с судейской трибуной. Неподалёку находились конюшни, и оттуда время от времени раздавалось радостное конское ржание. Мимо проехал Ник на грациозно покачивавшем головой Ветре. Оборотень махнул нам рукой и, надев шлем, проскакал к старту. Вообще Ветер не стал бы терпеть на себе Ника, если бы не моя просьба. Через минуту началась гонка. Что вокруг творилось! Люди кричали так, что барабанные перепонки могли лопнуть. Лошади на поле и в конюшнях оглушительно ржали. Но мне было не до этого. Я искал глазами серую кобылу Клеопатру. И вот, наконец, я её заметил. Полминуты понадобилось мне, для того чтобы сбегать в конюшню и, оседлав одну из лошадей, выехать в погоню за Колином и его лошадью. Колин направил свою лошадь к финишу. Я помчался за ним. Но он заметил меня и поскакал к ближнему пустырю. «Решил сбить меня со следа? Не выйдет. Я не зря сто с лишним лет воевал в отряде воинов Лунной свиты. Уж тебя-то не потеряю», - подумал я и направился за Колином. Но тут Клеопатре надоело бегать от моей лошади, и она остановилась.
-      Почему ты остановилась, Клеопатра? – удивился Колин.
   Мой конь подскакал к Колину и остановился рядом.
-      Ей надоела эта бессмысленная погоня, - ответил я.
   После этого моего ответа на несколько секунд воцарилось молчание. 
-      Не мешай мне сорвать очередной триумф Эндрю! – наконец ответил Колин.
-      Это ненужное занятие – мстить тем, кто тебе ничего плохого не делал, - возразил я.
-      Да что ты понимаешь в этом спорте? – спросил меня Колин.
-      Я очень много в нём понимаю. Я сижу в седле уже с двух лет. Просто я не стремлюсь к этим глупым победам, - спокойно ответил я.
-      Почему ты их называешь глупыми? – удивился мой собеседник.
-      Ну, сам посуди: победа присуждается лишь на год. А в следующем году по новой отвоёвывать эту победу. Так что смирись с этим поражением и перестань винить в нём Эндрю. Ведь это ты сам упал с лошади, он тебя с неё не толкал, - объяснил я Колину суть вещей.
   Тут со стороны ипподрома раздались голоса. Оттуда бежала Люси, а за ней мчалась Сюзан, подхватив свои пышные юбки.
-      Люси, остановись, пожалуйста. Это дело не требует твоего вмешательства. Юноши сами разберутся. Не делайте глупостей, - кричала Сюзан вслед Люси.
-      Я убью этого гада! Он пытался уничтожить моего отца, а я за это убью его! Не останавливай меня, Сюзан! – кричала Люси, мчась к нам с той скоростью, с которой она только могла.
   Люси подбежала к спешившемуся Колину, но он вытянул руку, и из неё вылетел синевато-зелёный луч света, ударившись в Люси.
-      Люси, не надо глупостей! Иди обратно! Он сильнее тебя! – вскричал я, волнуясь за Люси.
   Но девушка уже не могла двинуться с места. А через несколько секунд она упала без сознания. Вскоре на землю осел и Колин. Смерть настигла его и увела в Загробный мир. Вот так закончилась для него жизнь. Хотя этот человек был весьма странным существом.
-      Он умер? – недоверчиво спросила Сюзан.
-      Да, - ответил я, посмотрев на распростёртое рядом с Клеопатрой тело двадцати семи лет от роду Колина Торгенсера.
-      А что с Люси? – перепугалась призрак.
-      Сейчас мы её приведём в чувство.
   И я послал в сторону девушки сверкающий луч энергии. Энергия слилась с аурой Люси и она, очнувшись, тихо застонала. Мне стало ясно, что Колин передал девушке свою магическую силу. И это было кошмарно! Она же теперь стала колдуньей. Ещё этого мне не хватало!
-      А почему вы нас не встречаете? Наш Николас выиграл эту гонку! - раздался голос Карен, приближавшейся к нам со стороны ипподрома под руку с Ником.
   Оба оборотня улыбались и радовались победе.
-      Мы победили? – слабо спросила Люси, подняв голову.
-      Да. Но это было предсказано. Ведь добро всегда побеждает зло, - ответил Ник.
   Прав он был, бесконечно прав. Добру легче победить. Но первозданное добро может измениться, стать своей противоположностью – злом. И такое добро тоже может победить. А это страшно… очень страшно. И побеждает оно чаще. Ведь первоначального добра гораздо меньше. И горечь сжимает горло. И кажется, что это никогда не кончится. Тьма, не ночная, но безнравственная холодная, бесчувственная поглотит вскоре землю. Не знаю – чувствую. 
   Через несколько минут мы всей толпой вошли в дом моих предков. Радость удачи переполняла всех, кроме меня, ведь я один, по-видимому, понимал, какой ценой нам досталась эта победа.      

      



Глава 2
Пробуждение моей сестры и ночная гостья.
   Летаргический сон никто не может контролировать, кроме вампиров, да и то при сильной травме или при угрозе смерти. Люди почти ничего не знают об этом, поэтому часто совершают серьёзные ошибки, хороня людей заживо, да и не только людей… Так же было и со мной, а потом я узнал, что и с моей сестрой.   
   В ту ночь, когда всё началось, мы с Сюзан пришли на кладбище проведать Дэйва и кладбищенские дела. Дэйв сидел в кресле с белым от страха лицом. Он вот-вот мог потерять сознание от переживания. Сюзан с порога кинулась к юноше с заботами. Он с замиранием сердца рассказал нам о том, что он услышал чей-то плач в одном из склепов.
   В двери дома показался Ник. Когда он услышал о той истории, то совершенно спокойно сказал Дэйву:
-      Покажи нам этот склеп, Дэйв. Возможно, это совсем не страшно.
-      Хорошо, пойдёмте, - неожиданно быстро согласился Дэйв.
   И мы пошли к старинным склепам на краю кладбища. Дэйв подвёл нас к склепу моей семьи. Ник спустился туда первым и попросил нас чуть подождать, прежде чем спуститься туда. И через несколько минут снизу раздался его голос:
-      Мариэтта, дорогая, перестаньте, пожалуйста, плакать. Я пришёл вас вывести отсюда.
-      Ник, что происходит? Скажите мне, где мы находимся? – раздался нежный голос моей давно уже мёртвой сестры.
-      Мы в вашем семейном склепе, - ответил ей Ник.
   А вскоре Ник вывел из склепа семнадцатилетнюю Мариэтту.
-      Это сон или это ты, Френсис? – тихо спросила Мариэтта, увидев меня.
-      Это не сон, и я не Френсис, - спокойно ответил я ей.
-      Ах! – воскликнула моя сестра и упала в обморок.
-      Да, Филипп, если она так и будет после каждой новости терять сознание, то мы ей обо всех переменах в мире и за год не расскажем, - фыркнул Ник.
-      Да ладно тебе, Ник. Она скоро привыкнет, ответил я ему.
-      Почему ты в этом так уверен? – удивился оборотень.
-      Потому, что ты её плохо знаешь. Моя сестра, если найдёт какую-нибудь перспективу, то ухватится за неё с таким энтузиазмом, что её невозможно будет отвлечь от этой идеи.
-      Ну ладно, хватит вам! Лучше отнесите эту леди в дом, - прервала нас Сюзан.
-      И, правда. Мы уж слишком заболтались, а ведь нам нужно продолжать наши дела.
   После того, как Мари очнулась, вся наша компания перешла в старый дом.
   Когда в тёплой гостиной старого отцовского дома Мариэтта сидела с нами, Ник сказал ей:
-      Больше, пожалуйста не падайте в обморок. Просто у нас есть много чего вам рассказать.
   Я всегда удивлялся этой его вечной холодной и спокойной терпеливости. Только он мог под грохот пушечных выстрелов улыбаться и говорить:  «Остановить это сложно. Так зачем же им мешать?». Даже когда вампиры чуть не убили брата и сестру – дрампиров, которые вскоре могли бы встать в «Расовый совет», даже тогда Ник был холодно-спокойным.
-      Я постараюсь не потерять сознание, даже если новости, принесённые вами, будут самыми ужасными для моих ушей, - тихо произнесла Мариэтта.
-      Спасибо за обещание, данное вами. Ну, так вот. Пока вы лежали в гробу… пока вы спали, то прошло уже очень много времени. Сейчас идёт 1991-й год. Не те времена, не те нравы и законы. Ваш сон немного затянулся, и вам сейчас угрожает очень большая опасность умереть от любой новости или даже нагрузки. Так что придётся беречь себя, - тихо говорил Мариэтте Ник.
-      Говорите же дело! – неожиданно требовательно воскликнула Мариэтта.
-      Ладно. Ну, так вот. Когда Филипп умер, то вы впали в глубокий летаргический сон. Но ваше мнение о расовой принадлежности Сары –  было правдивым.
-      Так она – вампирша! – удивлённо вскричала сестричка.
-      Да. И тогда Филипп тоже стал вампиром, - продолжал рассказ Ник.
-      Это правда, Филипп? – повернулась ко мне сестра.
   Я кивнул.
-      Неужели мой брат мог пожертвовать счастливой человеческой жизнью ради той зеленоглазой длинноногой красотки? – спросила, расширив серые глаза, Мариэтта.
-      Да. А потом уехал в Румынию. И там (даже в постоянных делах) он искал её по всей стране. И однажды нашёл. Но она была вместе со старым вампиром. В ту ночь на них напали охотники, но мы с  Филиппом и Френсисом увезли её подальше от места стычки. Но тогда Филипп не мог ей показаться и открыться, что он-то жив! А через несколько лет отряд воинов Лунной свиты распался, и ваш брат вернулся в этот город, а за ним приехал я. Потом всё пошло своим чередом. А сегодня ночью проснулись вы. Ну, теперь всё рассказал, - облегчённо вздохнул Ник.
-      Но почему при встрече с Сарой он не сказал ничего? – продолжила задавать вопросы Мариэтта.
-      Не мог, - ответил я.
-      И ты до сих пор одинок?
-      Ну… да.
-      Но если ты её снова встретишь, то не отпустишь её никуда, правда? – с надеждой в глазах посмотрела на меня сестра.
-      Конечно, Мариэтта. Но… вряд ли я её когда-нибудь ещё встречу, - вздохнул я.
-      Ох, братик, ты неисправим! – улыбнулась Мариэтта.
-      Так, что здесь у вас происходит?! – раздался от двери голос Карен.
-      Аномалия происходит, - поднял голову Ник.
-      А ты разве решил сменить меня на эту девчонку? – повернулась к мужу Карен.
-      С чего бы это? – удивился оборотень.
-      Это кого ты назвала девчонкой?! Я тебе не девчонка, я дочь здешнего лорда. А вот кто ты – неизвестно, - возмущённо вскочила Мариэтта.
   Моя сестра со скоростью пули подскочила к Карен и нацелилась кулачком ей в лицо. А Карен спокойно перехватила её руку и уже хотела уронить Мариэтту на пол, но я подошёл к ней и посмотрел прямо в глаза, и девушка опустила руку, а Мариэтта без сил села в кресло. Ник подошёл к Карен, попрощавшись, взял её под руку, и они тихонько ушли домой.
   А на рассвете из комнаты сестры я услышал сдавленные рыдания. Она плакала из-за Карен, и эти слёзы разрывали мне сердце. Я прошёл в комнату и, присев на край кровати спросил:
-      Ну и чего ты плачешь?
   Моя сестра повернулась ко мне.
-      Она назвала меня девчонкой, - ещё сильнее зарыдала Мариэтта.
-      Она просто ревнует Ника ко всем девушкам, ведь она его жена, - объяснил я поведение Карен.
-      А ты, правда, стал вампиром ради любви Сары?
   При этом голос Мариэтты ясно дрогнул.
-      Да, а что?
-      А ведь она мне тоже очень понравилась, вот только про то, что она – вампирша, я узнала гораздо раньше тебя.
-      И ты одобряла её?
-      Да. Но, боюсь, родители не одобряли.
-      Ну, мнение мамы я знал ещё за месяц до происшествия, а отца всегда можно было уговорить.
-      А как идут дела у наших родственников? – внезапно перевела тему Мариэтта.
-      А что тебе рассказывать? Тётя Изабелл вышла замуж в третий раз. Маргарет, наконец, научилась без ошибок писать письма по-английски. А Френсис поступил на работу пилотом.
-      Значит, всё идёт хорошо?
-      Вполне.
-      Я так рада слышать хоть что-то радостное, - с долей иронии в голосе произнесла Мариэтта.
-      Так вот, больше не плачь. Ник всё объяснит своей жене, и с завтрашнего дня она больше не будет так о тебе говорить.
-      Спасибо.
-       Не волнуйся по пустякам. А если что, то просто скажи мне, и я постараюсь тебе помочь. Девушки города пусть тоже тебя не волнуют, они уже не такие, как двести шестьдесят лет назад. Теперь успокаивайся и ложись спать. А завтра ночью мы все поговорим, - сказал я сестре.
   Мариэтта, успокоившись, склонила голову мне на грудь, но вдруг вздрогнула и резко подняла глаза.
-      Филипп, у тебя сердце не бьётся, - сказала она.
-      Оно не бьётся уже двести пятьдесят восемь лет и больше никогда даже не дёрнется. И по этому поводу тоже не стоит волноваться.
-      Ах, Филипп, ты так похож на нашего дедушку! И я только сейчас поняла это, - улыбнулась Мариэтта, и слёзы в её глазах уже высохли.
   Я вдруг вспомнил маминого отца – нашего с Мариэттой деда. Он был очень высок и строен и, также, румынским воином и оставался всегда молодым, а потом я узнал причину этого – он – наследственный вампир. Жена же его была человеком, и дети унаследовали её расовые гены. Однажды, когда дедушка приехал к нам в гости, то, сидя в библиотеке, отдал мне свою шпагу и большой круглый медальон из чистого золота с его и бабушкиным свадебным портретом и сказал: «Я отдаю это тебе, Филипп, поскольку в тебе говорит кровь твоих румынских предков больше, чем в твоём кузене. Я верю, что тебе это пригодиться больше чем ему. Мне кажется, что у тебя впереди большое будущее. Ведь тебя нарекли моим именем! Ты только не думай, что ты – мой любимчик. У меня никогда не было и нет любимчиков. Нет, конечно, Френсис тоже на меня похож, но он слишком мягкий и ранимый, а в тебе кипят чувства. Не прячь глаза, хоть тебе и десять лет, но ты так романтичен и храбр!»
   Когда я посмотрел на Мариэтту, она уже спала, тихо дыша в подушку. Я встал и, укутав сестру одеялом, на цыпочках вышел из комнаты.
   На следующую ночь мы с Сюзан сидели в библиотеке. Вдруг в двери появилась Люси. Она была весела, но очень встревожена.
-      Мне уже вторую ночь сняться кошмары и со мной творятся странные вещи.
-      Что тебе снится? – спросила Сюзан.
-      Мне снится (по крайней мере, я так думаю) будущее. Сегодня, например, что тебя убьют, Филипп. Убьют, желая убить не тебя. Ты танешь на защиту другого. Но смерть твоя наступит через несколько лет. Поверь мне. Не рискуй. Никогда больше не рискуй, прошу тебя.
-      Люси, это был всего лишь сон, и бояться его нечего, - попыталась успокоить Люси Сюзан.
-      Сюзан, это не просто сон. Позавчера Колин отдал Люси колдовскую силу, умирая, ведь он был колдуном. И эти её сны – правда, - опроверг утешения Сюзан я.
-      Почему ты так в этом уверен? – посмотрела на меня призрак.
-      Мне удалось увидеть его глаза и то силовое поле, оттолкнувшее Люси, - объяснил я.
-      Почему ты так спокоен? – удивилась Люси.
-      Я знал о своей смерти еще, когда был человеком. Но от судьбы не скроешься. Так что если смерть придёт, я к ней буду уже готов, - совершенно спокойно ответил я.
-      Но откуда ты это узнал?
-      У нас в городе, когда я был маленький, жила колдунья – моя ровесница. Она и предсказала мне долгую жизнь и смерть от серебряной пули.
   Обе девушки удивлённо посмотрели на меня. В их взглядах я заметил непонимание и сказал:
-      Её сожгли прямо у меня на глазах. Я стоял рядом с отцом и не мог даже помешать этому.
-      Но почему? – удивилась Сюзан.
-      Мой отец был лордом. И если бы я возмутился, то он бы обвинил меня в измене государственным интересам. Она, сгорая, делала вид, что не знает меня, никогда не видела, потому, что мы так договорились. А потом я заболел. А когда родители, наконец, выпустили на улицу, то побежал в тот дом, где она жила и нашёл там колдовскую книгу девочки. Через двести лет Ник с Карен нарушили спокойствие колдовства. Потом родился Колин. Тогда я сразу понял, что он станет колдуном. А когда колдун или колдунья умирает, то он или она отдаёт свою силу кому-нибудь. Девочка-колдунья отдала свою силу мне, а Колин отдал силу Люси. Вот ей и снятся такие сны, - рассказал я.
-      А какие силы она тебе отдала? – спросила Люси.
-      Обо всех своих силах, полученных от неё, я не знаю. Но о некоторых из них я уже узнал за свою долгую жизнь.
-      О каких, например? – снова поинтересовалась Люси.
-      Могу залечивать небольшие раны обычными заклинаниями. А оружие, кроме серебряного или осиновых кольев, совершенно мне не вредит, - спокойно сказал я.
-      А можешь видеть то, что происходит в другом месте?
-      Могу. Порой бывает очень сложно, а порой слишком легко. Если хочешь, то можно проверить. Но предупреждаю – сложность в том, что иногда мне видятся ужасные картины.
   Я закрыл глаза. Передо мной открылась комната в домике кладбищенского сторожа. Там в кресле перед телевизором сидел Дэйв и смотрел старые видеозаписи, записанные на камеру его отца. Он смотрел, и в его глазах были грусть и тоска по родителям. На плёнке он был ещё совсем маленьким – года четыре. В тот день родители Дэйва взяли нас с собой покататься на новом кабриолете. Отец Дэйва не успел вывернуть руль, и встречная машина на полном ходу врезалась в нашу. Мать и отец Дэйва умерли ещё до того, как их довезли до больницы. Я тогда успел прикрыть Дэйва, и он выжил.
   Итак, я открыл глаза. Люси и Сюзан, не ожидая этого, чуть не упали со стульев.
-      Дэйв узнал о своём прошлом, - сообщил я им то, что увидел.
-      Рано или поздно он всё равно узнал бы. Только сейчас он это воспримет гораздо спокойнее, - мудро ответила Сюзан.
   И тут в библиотеку грациозно вошла заспанная Мариэтта, одетая в бархатный ночной халат, волочащийся полами по полу. В руке у неё был подсвечник с догорающей свечой. По-видимому, она проснулась уже давно, и долгое время сидела в своей комнате, думая о чём-то. Мариэтта, явно, была в хорошем настроении. Оглядев нашу небольшую компанию и, расширив глаза, выбежала назад. Через несколько минут она вернулась уже переодевшаяся в шелковое темно-зелёное платье. Мариэтта, сделав изящный приветственный реверанс, присоединилась к нашему разговору. Вскоре мы отправились на прогулку, и она затянулась до рассвета.
   На следующую ночь мы с Ником сидели в конюшне ипподрома и изучали написанный Люси доклад по истории. Ник заметил несколько неточностей, незаметно исправил эти места (имеются в виду исправления, подделываемые под подчерк самой Люси).
   Вдруг в конюшню вбежал Дэйв. Он был явно чем-то взволнован.
-      Вы Ник? – обратился к Нику Дэйв.
-      С утра вроде был им, - улыбнулся Ник.
-      У меня в доме полчаса назад появилась девушка. Она назвала меня Саймоном и потом попросила меня найти вас, - сообщил Дэйв.
-      Откуда ты узнал, где меня найти? – спросил Ник.
-      Я спросил её о том же. Она ответила, что либо в вашем доме, либо здесь.
-      Ты можешь её описать?
-      Нет. Капюшон плаща закрывал её лицо.
-      Она сказала, зачем я ей нужен?
-      Нет, но сказала, что это очень важное дело.
-      Ладно. Иди обратно к себе. Мы с Филиппом придём несколько позже.
   Дэйв удалился, а Ник поднялся и несколько минут раздражённо ходил взад вперёд по проходу между стойлами.
-      Итак, Филипп, к Дэйву в дом проникла незнакомка в плаще с капюшоном и назвала его Саймоном – нашим с тобой другом и бывшим хранителем кладбища. Попросила его найти меня по какому-то важному делу, но не сказала по какому. Всё это очень странно, ведь у меня нет знакомых девушек, которых не знал бы ты. Так почему она попросила встречи именно со мной? Это меня настораживает, - сказал мне Ник после длительного молчания.
-      Может она хотела передать тебе что-то касающееся только тебя…
-      И не хотела, чтобы кто-то ещё узнал об этом деле, ведь так? – закончил мою мысль оборотень.
-      Да.
-      Ты, наверняка, прав, Филипп. Но мы с тобой всё равно придём туда вместе. Просто ты закрой лицо капюшоном плаща, как та незнакомка. И мы какое-то время продержим твою личность в тайне.
   Мы с Ником двинулись к кладбищу. Время было позднее, на ипподроме никого не было. Поэтому мы беспрепятственно ушли оттуда.
   Когда мы вошли в домик на кладбище, Дэйв и незнакомка в плаще подняли головы, до этого они о чём-то беседовали.
-      Вы хотели видеть меня? – с лёгким поклоном спросил Ник.
-      Да, Ник, я прилетела сюда только за этим, - ответила незнакомка. Её  голос показался мне знакомым.
-      О чём же?
-      Вы разве меня не узнали? – удивилась незнакомка.
-      Честно говоря, нет.
-      Но почему?
-      Просто я ещё не научился видеть сквозь вуаль.
-      Сейчас я не могу её снять, поскольку здесь находится человек, а нас           не должны видеть в лицо. Но перейдём к делу, хотя то, что вы не узнали меня, весьма осложняет его.
-      Он не расскажет о том, что видел сегодня ночью. Да и само ваше появление на кладбище немного приподнимает завесу тайны.
-      Ну, раз вы так говорите, то ладно.
   И девушка сняла капюшон и вуаль. Поначалу я не сильно присмотрелся к незнакомке, но потом уловил, с какой пристальностью смотрит на неё Ник, и тоже пригляделся сильнее. С первого взгляда она действительно казалась самой обычной пятнадцатилетней девушкой, но, приглядевшись, сразу же узнал. Не узнать её было просто невозможно. Похоже, Ника одолевал тот же вопрос, что и меня.
-      Сара, это правда, ты? – наконец спросил оборотень.
-      Ох, ну наконец-то узнал, - фыркнула вампирша.
-      Нечего было тут маскарад устраивать, а то нарядилась как в пустыне и рассчитывает, что её сразу же узнают, - ответил Ник.
-      А ты разве нюх потерял? – улыбнулась Сара.
-      А у меня на вампиров нюха нет.
   И тут я не выдержал и, скинув с головы капюшон, сказал:
-      Похоже, что вы тут будете спорить до утра.
   Ник и Сара обернулись. Ник при этом ухитрился одновременно посмотреть на меня и на Сару. А её и без того большие глаза сделались ещё больше. Несколько секунд вампирша стояла, не шевелясь, (это было похоже на то, как останавливают плёнку, нажав на паузу). Но потом тихо произнесла:
-      Какая же я была дура.
   И, буквально упав в кресло, разрыдалась.
-      Люблю, когда женщины так самокритичны, - улыбнулся Ник.
-      А кто она? И почему плачет? – наконец решился спросить Дэйв.
-      Это любовь, человек. И тебе её никогда не узнать такой, какая она на самом деле. Люди, к сожалению, забыли, как должна выглядеть настоящая любовь. Для них сейчас важнее совсем другие чувства. Они знают только злость, зависть и ненависть. Но в их сердцах нет ни любви, ни преданности, ни чувства долга и чести, ни даже верности и ласки к ближнему. Эта девушка – вампирша. Она полюбила. А плачет она потому, что поняла, какую она совершила ошибку почти двести шестьдесят лет назад. И она тогда смогла сделать то, на что многие молодые вампирши боялись пойти. Она сделала свою любовь вечной. Ведь люди живут недолго, а она бессмертна. Если дорогой ей человек умер бы от старости или от болезни, её чувства умерли бы с ним. А она поступила так, как просило её сердце. Оно же говорило, что она должна превратить возлюбленного в вампира. И хотя разум говорил ей расстаться пока не поздно, она поступила по воле сердца. И после долгой разлуки она снова встретила его. Ведь она испугалась того, что сделала и улетела. Но теперь она поняла, что должна вернуться сюда, и она вернулась. Вот что творит настоящая любовь. И я на сто процентов уверен, что ни одна человеческая девушка не осталась верна своей настоящей любви, - выдал целую речь Ник.
-      Ник перестань, пожалуйста, а то я тоже сейчас расплачусь, - попросил я, чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы.
-      Какие вы вампиры сентиментальные, - вошла в комнату Карен.
-      А ты вообще молчи. Нечего вмешиваться в чужие разговоры, если не знаешь их сути, - обернулся к жене Ник.
-      С каких это пор ты со мной стал разговаривать на повышенных тонах? – удивилась Карен.
-      А нечего было вмешиваться. Женщина вообще должна молчать, пока с ней не заговорят, - ответил оборотень.
   Я не хочу осуждать его, но Ник раньше никогда не повышал голоса на свою жену. И сегодняшний их разговор мне весьма не понравился. Я поспешил прекратить их семейные распри.
-      Хватит вам развивать споры на пустом месте. Ник, ты же никогда раньше не повышал голоса на Карен. Так что же случилось сегодня? Карен появилась очень вовремя. Насколько я помню, твоя жена умеет управлять всеми человеческими средствами передвижения. Сара, к сожалению, уснула от усталости, и нести её по улице на руках – бессмысленно. А в гараже за домом стоит кабриолет, который вы с отцом Люси починили, думая, что когда-нибудь он пригодится.
-      Ты предлагаешь мне сесть за руль этой машины? Но добром за добро. Я готова выполнить твою просьбу. Пойду, посмотрю, как там мотор, - произнесла Карен и вышла из дома.
   Через полчаса автомобиль затормозил около ворот дома. Ник на руках донёс Сару до комнаты моих родителей и поручил её заботам Сюзан и Мариэтты. А через два часа я буквально упал на кровать. Вскоре я уже заснул. Снилась мне Сара такой, какой она была двести пятьдесят восемь лет назад.
   Пятнадцатилетняя девушка прекраснее двух своих старших сестёр и всех остальных румынских девушек. Её огромные зелёные глаза очаровывали и приковывали к себе внимание с первого же взгляда. Она была очень целеустремлённой, и при всём этом такой неповторимой и прекрасной, что даже от её голоса сердце моё билось (пока я являлся человеком) так сильно, что готово вырваться из груди.
   Итак, Сара прилетела обратно в этот город, ища встречи с Ником, но неожиданно для себя встретила тут меня. Ночная гостья была той девушкой, которую я искал всю свою жизнь. Мариэтта каким-то загадочным образом оказалась живой. Жизнь принимала неожиданный оборот. Я понимал, что это всё очень странно. Но что будет дальше никто: ни я, ни Ник, ни Сюзан, ни Люси, ни Карен не знал.
Наверх
 

Я помню правду, я вижу ложь, я верю сердцу своему.&&
 
IP записан
 
Веролайнэ Дирлом
Новичок
*
Вне Форума


Воля для дракона только
в небе

Сообщений: 26
Пол: female
Re: Истории вампира. Часть первая.
Ответ #1 - 02.02.2011 :: 22:18:46
 
Глава 3
Поручение учителя.
   Иногда время снов тянется слишком долго, а иногда заканчивается чересчур быстро. Порой так не хочется покидать мир снов, но это нужно сделать. А порой так хочется, чтобы сон быстрее кончился. Чаще всего сон может прервать даже самая ничтожная мелочь, но сегодня было не так.
   Я открыл глаза, чувствуя, что терпению Ника пришёл конец. Оборотень уже намеревался скинуть меня с кровати. Он, по-видимому, уже долго пытался разбудить меня. И он этого добился.
-      Что случилось? – поинтересовался я, ещё не совсем понимая, зачем Нику понадобилось меня будить, но, отлично осознавая, что поспать в эту ночь больше не придётся.
-      Ты так проспишь все авантюры. Тебе тут письмо пришло от старого учителя. А ещё пришло письмо от Лунного волка, - сообщил оборотень, явно довольный тем, что, наконец, добился своего.
   Я встал и, взяв у Ника одно из писем (это оказалось письмо от «Лунного волка» - старого оборотня и нашего с Ником общего друга), развернул его и начал читать:
   «Приветствую вас, молодые люди!
   Хочу вас снова увидеть, но время, к сожалению, не позволяет. У меня есть новости, только сейчас я не могу вам их поведать. Но обещаю обязательно рассказать, когда мы с вами снова встретимся.
   Недавно видел нескольких ваших одноклассников. Они интересуются, когда вы, наконец, приедете погостить в Румынию. Я просто не знаю, что им ответить. От вас уже давно не было вестей. Я ведь волнуюсь, не случилось ли чего. Вот и решил написать весточку. А вы, как получите моё письмо, то сразу же пишите ответ. И ещё одно. Три дня назад ко мне приходила девушка, удивительно похожая на Сару, если сверяться с вашими описаниями и тем портретом, который нарисовал Ник. Она спрашивала, где тебя, Ник, можно отыскать. Я ей ответил, что в вашем городе. После этого она улетела. Возможно, она уже прибыла к вам. Но если нет, то ждите её в ближайшее время.
   Пока, вроде, я ничего больше не могу вам рассказать.
           До свидания! Надеюсь на скорую встречу.

                                                   Ваш верный друг и товарищ
                                                                Лунный волк
                                                          Сергей Григорьевич.
                                                             10. 11.1991 года».
   Я понял, что письмо адресовано нам с Ником. Но так же я понял, что Саре старый оборотень был известен, и девушка с его помощью узнала, где можно отыскать Ника. Нить шла ещё из самой Румынии, а может и из Трансильвании. Но сейчас не это было важно. А важным было прочитать письмо учителя, адресованное мне и узнать, какая такая важная необходимость заставила старого мага-вампира написать письмо.
   Поэтому я усадил Ника за ответ Сергею Григорьевичу, а сам вскрыл письмо учителя. Вот что там было написано:
   «Приветствую вас, мой друг!
   Пишу потому, что у меня к вам есть просьба, которую я прошу выполнить. Я только недавно узнал, что вы вернулись на родину. И тогда я поспешил написать письмо. Вы же помните, что я редко сажусь за перо и пергамент. Поэтому прочитайте это послание и, по возможности, ответьте на него или прилетайте ко мне. Я уже стар.  Я больше не могу воспитывать вампиров-новичков. Сейчас мне осталось обучить нескольких юных детей ночи последние два года и уйду в отставку. Но месяц назад ко мне пришла совсем маленькая вампирша. Ей всего шесть лет, но была превращена в младенчестве. И вы знаете, что это означает. Так вот, я решил поручить её воспитание вам. Вы, наверняка, удивились, почему я поручил это именно вам, но вы были одним из лучших моих учеников. Прошу вас, не отказывайтесь. Пусть девочка учится на вашем примере. Вы, Филипп – настоящий потомок великого воина.
   Но, к сожалению, мне пора идти, учить этих юных непосед. Я прощаюсь с вами, но, надеюсь, не надолго. Филипп, прошу вас, приезжайте, вернее прилетайте. И знайте, что я надеюсь на ваше понимание.

                                                                Ваш старый учитель.
                                                                       12, 11. 1991».
   Я свернул пергамент и понял, что учитель очень рассчитывает на мою помощь, отказать ему я просто не мог.
   Ник, подняв голову от незаконченного письма, спросил:
-      И что же тебе написал учитель?
   В голосе у него я уловил лёгкую нотку непонимания того, ради чего старому вампиру понадобилось мне писать.
-      Он просит приехать к нему, - объяснил я.
-      Но зачем? – удивился оборотень.
-      Хочет поручить мне воспитание шестилетней вампирши.
-      Почему?
-      Он уже стар стал и сам уже не сможет воспитывать её.
-      Но ведь она не последняя превращённая. Куда же денутся все остальные?
-      Этого он в письме не написал. Но при встрече я обязательно спрошу его.
    Наш разговор на эту тему закончился. Ник продолжил писать письмо старому оборотню, а я спустился в гостиную. Там в кресле перед камином  вышивала Мариэтта. Она меня не заметила, поскольку, когда моя сестра чем-то занята, то практически ничего не замечает. Я, пользуясь тем, что сестра погрузилась в своё дело с головой, сел в соседнее кресло и задумался.
   Мысли мои направлены совсем не в ту сторону,  в которую они должны были идти. Я думал о старом оборотне. Сергей Григорьевич – наполовину русский и наполовину румын. Отец его был русским, от этого у Сергея появилось отчество. Тогда мать и против имени спорить не стала. Так вот, Сергей, похоже, недавно узнал о том, что мы с Ником уехали из Румынии. Оборотень очень хочет снова увидится с нами. Ну что ж, в ближайшее время я, пожалуй, доеду к Сергею, когда прилечу к учителю.
-      Филипп, воину не стоит задумываться во время боя, ведь тогда его легче убить. Но ты даже во сне сможешь убить недоброжелателя, - вошёл в комнату Ник.
-      Война продолжается всю жизнь. Сначала оружием служит палка или кулаки, а потом – шпага или пистолет. Но люди придумали оружие гораздо хуже. Например, танки или самолёты-бомбардировщки, - ответил я ему.
-      Ты прав, мой друг.
-      Ник, ты ведь помнишь, что воины как рабы. Если им скажут идти сражаться, то, какое бы ни было у их врагов оружие, они должны идти и сражаться.
-      Ну хватит вам о грустном, - произнесла Мариэтта, не поднимая головы.
-      Сейчас что-то будет. Сара проснулась и, наверняка, сейчас спустится сюда, - спустилась с потолка Сюзан.
-      Если она опять расплачется, то я в неё запущу вот этой вазой, - фыркнул Ник и показал взглядом на стоящую на камине вазу.
-      Это мамина ваза. Сначала у неё спроси разрешения, - ответила ему Мариэтта, опять не отрываясь от вышивки.
   В комнату вошла Сара. Она огляделась и  сразу определила, кого она знает и кто ей не знаком. Сюзан в это время вылетела из комнаты, а вскоре вернулась с подносом, на котором стояло несколько бокалов вином. Ник принял у неё два бокала и церемонно, при этом, незаметно подмигнув нам, подал один из них Саре. Мариэтта, наконец, отвлеклась от вышивки и тоже взяла свой бокал. Когда я взял свой бокал, то Сюзан незаметно для остальных вложила мне в руку ещё и пузырёк с тёмной жидкостью. Я быстро вылил жидкость в вино, от чего оно стало не ярко красным, а чуть коричневатым. Ник, который в этот момент обернулся, увидел эту процедуру, но даже не удивился и не подал виду, что увидел это. Я глотнул вина и закашлялся. Ведь меня ещё воины предупреждали, что если смешать эту жидкость с вином, то получится немного крепковато. Но сегодня мне это пришлось сделать, поскольку вокруг слишком много народа.
   А теперь поведаю, что это за жидкость из пузырька, и почему Сюзанна заставляет меня пить её каждую ночь.
   Дело в том, что однажды, когда мы с Ником и Френсисом только начали сражаться в отряде Лунной свиты, произошла неприятная история. Наш отряд остановился в одном из Карпатских ущелий, чтобы переждать день. Ночь ещё не кончилась, поэтому почти весь отряд отправился искать пищу и воду, а нас троих и ещё одного воина оставили караулить лошадей и снаряжение. Около двух часов всё было спокойно. Но вдруг Ник поднял голову, прислушался, втянул носом воздух и глухо зарычал (даже в человеческом облике у него это получилось превосходно). Френсис спросил, в чём дело. Тогда Ник ответил, что рядом с нашим убежищем находятся дрампиры (дампиры или дермпры) – вечные враги вампиров. Они больше схожи с людьми, нежели мы и всегда воюют с нами из-за всяких мелочей. Потом Ник добавил, но уже тише, что они заметили нас и что, судя по их разговорам (Ник мог слышать разговоры на расстоянии, поскольку слух у него как у волка) они собираются напасть на нас. И если даже мы будем защищаться, то преимущество всё равно будет на их стороне, поскольку их в несколько раз больше.
   И тут в ущелье ворвались дрампиры. Я видел их вблизи всего второй раз. Внешне они ничем не отличались от нас. Только у них в руках были магические жезлы. Дрампиры взяли нас в плотное кольцо. Их было двадцать шесть, и сопротивление с нашей стороны было бы бесполезным. Но Ник, как самый старший из нас, выхватил из ножен меч и пошёл в атаку. Сразу десять дрампиров вступило с ним в битву. Наша задача была облегчена. Но всё равно шестнадцать высоченных взрослых дрампиров на троих несовершеннолетних вампиров – это тоже многовато. Мы с Френсисом одновременно достали шпаги и ринулись на врагов. Наконец, и последний вампир догадался обнажить шпагу. Ник кричал нам, чтобы мы отступили и позвали помощь. Но было уже поздно. Френсиса оттеснили к стенке ущелья. Воина просто убили заклинанием. И вот я перестал слышать Ника. Я мельком посмотрел на Френсиса. Он смог пробить себе проход от стены и теперь сражался с пятью дрампирами, защищая лежащего на земле без сознания Ника. А выпавшие на мою долю дрампиры оттесняли меня на скалу. Я уже стоял на самом верху, когда до меня дошло осознание моего положения. Я стоял на самом краю скалы высотой около сорока метров. Плаща на мне не было. Если прыгну, то неизвестно, что от меня останется. Если не спрыгну, то убьют и скинут. А пока я думал, как мне поступить, мне нанесли разящий удар мечом. Я не удержал равновесия и упал со скалы на камни соседнего с тем, где происходила битва, ущелья, упал я на спину. Шпага вывалилась из руки ещё где-то в падении. Я уже почти потерял сознание от боли, но вдруг, будто издалека услышал шелест крыльев и голоса девочек:
-      Что там произошло?
-      Насколько мне было видно, дрампиры напали на вампиров.
-      Вечно им не живётся в мире.
   И вдруг короткий возглас одной из девочек.
-      Ой, кто это?
   Очевидно, эта девочка наткнулась на меня.
-      Ну, судя по всему – вампир.
-      А что с ним?
-      Ты лучше не задавай глупых вопросов, Мишель, давай отнесём его в деревню. Там и посмотрим, - сказала одна из девочек, наклонившись надо мной.
-      Но, Сандра, мама не разрешит.
-      С каких это пор. Мы вампирам помогаем. Это с дрампирами у нас отношения не ладятся. Так, что помолчи сестричка, и полетели.
   И снова шелест крыльев. Меня подняли в воздух.
-      Только неси осторожней. А то ещё больше навредишь, - сказала Сандра.
   И это было последнее, что я услышал. И я полностью потерял сознание.
   Я открыл глаза. Голова просто раскалывалась. Это очень меня насторожило. И тут я вспомнил причину этой боли. Но сейчас не это было самым главным, а то, где я сейчас нахожусь, и в том ли я состоянии, чтобы найти свой отряд. Я осмотрелся, насколько это позволяло моё положение. Хочу заметить, что головы я не мог повернуть, а значит, и площадь осмотра была заметно меньше. Но как мне было видно, место, где я находился, было уже не тем ущельем, где произошла стычка с дрампирами. Но тогда что это. На гроб не похоже, поскольку стенок и крышки не было. Вокруг было тихо. А это могло  значит только то, что рядом никого нет. Я попробовал приподняться, но не смог, видимо очень сильно ударился о камни. Так мне стало ясно, что в ближайшее время отряд мне не найти. Но тут мне в голову пришла мысль, а вдруг я сейчас в плену у дрампиров. Хотя нет. Те загадочные девочки, по-видимому, унесли меня оттуда. И тут откуда-то послышались голоса:
-      Сандра, лучше оставь. Ты ведь знаешь, что это бессмысленно.
-      А ещё я знаю, что иначе бы дрампиры закончили то дело ещё там.
-      Вот скажи мне, в кого ты такая пошла?
-      В тебя, наверное,
-      Нет, я такой в твоём возрасте не была.
   Вспыхнул свет факела, осветив маленькую комнату. В дверях стояли две летучие дриады – существа, живущие в домах под деревьями в заповедном лесу. У них в этом лесу есть деревня, где скорей всего я и находился. Одна из них была взрослая женщина, а вторая девочка лет двенадцати. У обеих белые как снег волосы, впрочем, как и у всех дриад. А за спиной у них были крылья как у птиц. Теперь я понял, почему я слышал шелест крыльев. Дело принимало интересный оборот. Что делали две маленькие летучие дриады в таком отдалении от деревни? А самое главное – почему они на свой страх и риск вмешались в события боя.
   Но тут старшая дриада отправила Сандру за водой, а сама принялась разжигать огонь в очаге. Я же решил узнать, как далеко ушёл наш отряд, и зачем дриады вмешались, ведь если бы дрампиры их заметили, то могли и убить.
-      Почему девочки рискнули, приземлившись рядом с полем боя? – наконец подал я голос.
   Дриада чуть не уронила в очаг котелок, который хотела повесить над огнём.
-      Дрампиры одержали победу. Отряд вернулся с первыми лучами солнца. Они бы всё равно не успели бы поймать дрампиров, которые забрали из лагеря много полезных вещей. Один вампир оказался уже мертв. Ещё двое охранников лагеря были без сознания. Но меня удивляет то, что их было трое. Обычно воины Лунной свиты ставят в караул четверых. А девочки услышали звуки драки и полетели посмотреть, что происходит, - сообщила дриада.
-      В этом карауле я был четвёртым, - объяснил я недостачу одного караульного.
-      Что же они с тобой сделали, что ты находился в полном бессознательном состоянии целую неделю? – удивилась дриада.
-      Оттеснили на самый край сорокаметровой скалы. А там было достаточно одного разящего удара.
-      Значит версии девочек просто шутка по сравнению с реальностью.
-      Скорей всего. Скажите, вы случайно не знаете, куда после той ночи направился отряд? – задал я давно мучавший меня вопрос.
-      Сначала они две ночи пробыли в том ущелье, видимо ища тебя. Но потом командир высказал мнение, что поиски абсолютно бесполезны. И весь отряд отправился к морю. А затем вдоль берега на юг. Больше я, к сожалению, об отряде ничего не знаю, - рассказала все, что знала дриада.
   И тут в комнате появилась Сандра вместе с ещё одной маленькой дриадой. Они принесли три ведра воды и были очень этим довольны. 
   Не буду описывать всю историю своего выздоровления, иначе это займёт очень много времени. Расскажу только о прощании с Сандрой и Мишель, а заодно и о таинственной жидкости из пузырька.
   А было так. Мы с маленькими дриадами отправились прогуляться на южную опушку заповедного леса.  И вдруг заметили лагерь воинов Лунной свиты. И услышали их разговор:
-      Два месяца прошло с той стычки. Мы ездили к дрампирам в замок – результата ноль. Ездили к ним в крепость. Опять безрезультатно. Ездили и в замок Дракулы и в крепость вампиров. Результат тот же. Наконец, приехали в деревню вампиров. Но и там ничего не известно. Лично я ездил и в деревню дрампиров и в пещеру оборотней. Но в полу заросшем пруду, как говорится, и вода стоит. Правда мы нашли в соседнем ущелье шпагу, но она ведь не может сказать, куда делся её хозяин, - открыл тему командир.
-      Уймись же ты, наконец. Своими поисками ты только и смог, что переполошить всю мистическую Румынию, - возразил командиру один из воинов.
-      А ты что предлагаешь? Бросить начатое дело незаконченным – это не в моих правилах. Тем более переполох нам больше поможет, чем бездействие, возразил командир.
-      Ну, хватит вам препираться. Спором делу не поможешь. А вы завели его на пустом месте. Только то войско непобедимо, в котором нет разлада, -  вышел из палатки Френсис.
   Обе дриады некоторое время смотрели на него, а потом Сандра спросила:   
-      Это твой брат?
-      Двоюродный, - пояснил я.
-      Кажется, они тебя ищут, - сообщила Мишель.
-      Значит, придётся мне найтись, - улыбнулся я.
-      Мама просила тебе не говорить сразу, но видимо придётся. Не рискуй больше, пожалуйста. Это может плохо кончится, особенно если оружие огнестрельное. Люди могут поразить из него жертву на расстоянии куда большем, чем при стрельбе из лука или арбалета. Помни, у тебя всего один шанс не умереть от пули. Если ты его используешь не в тот день, когда действительно нужен будет этот шанс, ты можешь погибнуть. Но мы предусмотрели и это. Поэтому, если ты используешь свой шанс, то у тебя будет слабая возможность выжить при втором попадании в тебя пули. Но она будет только, если после использования шанса ты будешь хоть иногда пить кровь дрампиров. Но если тебе придется отправляться на опасное задание, то обязательно делай это, поскольку неизвестно, как повернётся судьба, - предупредила Сандра.
-      Спасибо за совет, - кинул я.
-      Ну а теперь наш прощальный подарок, - чуть печально объявила Мишель.
   И они с сестрой, взлетев в воздух, подхватили меня, перенеся поближе к стоянке отряда, опустили на землю и, попрощавшись, улетели. Я вернулся к отряду. Ну а через несколько лет была стычка с охотниками. Тогда в меня попали серебряной пулей. Так я использовал свой шанс. Ну, а жидкость из пузырька – это и есть кровь дрампиров. Хоть они - наши враги, но в чём-то они могут и помочь. Вот я и рассказал свою историю. Летучие дриады научили меня многому, пока я был у них в деревне. А самое главное, чему я там научился – это ценить дружбу. Ведь без друзей так трудно жить на свете.
   Но вернёмся в гостиную старого дома.
   Мариэтта, наконец, закончила вышивать и теперь разговаривала о чём- то с Ником. Сюзан же пыталась объяснить Саре, что такое телевизор. Я лишь улыбнулся тому, что Сара ничего не понимала.
   В дверь вошла Карен. Она осмотрела гостиную и подошла ко мне, видя, что все остальные уже беседуют, а Карен никогда не любила перебивать.
-      А почему все так увлечены разговором?
-      Потому, что у них появились темы для особых разговоров. А я им не мешаю. И ты не мешай, а то девушки будут так кричать, что дом развалиться, - спокойно ответил я.
-      Значит твоя «спящая красавица» уже проснулась. Что-то ведь произошло. Расскажи, что заставило Ника убежать из дома с такой скоростью, что я не успела ему и слова сказать.
-      Учитель попросил меня приехать в Румынию.
-      Но зачем? – удивилась Карен.
-      Он уже постарел. Поэтому он попросил меня обучить одну маленькую вампиршу.
-      Но разве он не может отправить её в школу для наследственных вампиров?
-      Ты же знаешь, как там к нам относятся.
-      А когда ты поедешь?
-      На следующей неделе. Сейчас не могу, поскольку у меня ещё не все дела закончены. И я не знаю, когда смогу вернуться обратно. Возьму с собой в Трансильванию Ника. Надеюсь, ты его отпустишь? Опасности не будет. Всего лишь нужно будет забрать маленькую вампиршу у учителя. Но я намереваюсь заехать к Сергею Григорьевичу.
-      Конечно. Пусть отправляется, - милостиво кивнула Карен.   
Она отошла к Нику, сказав мне:
-      Через час приходи на холм около кладбища. Постоим, вспомним о прошлом.
   И оба оборотня вышли из гостиной. Сюзан перешла с объяснения об устройстве телевизора на рассказ о её человеческой жизни. Сара внимательно слушала, иногда улыбаясь, когда Сюзан говорила о чём-то смешном. Мариэтта подошла ко мне и сказала что-то о её сегодняшнем разговоре с Ником. Я не услышал слов. Моя сестра часто говорила очень тихо. Я рассказал Мариэтте о том, что мне пришло письмо с просьбой приехать в Трансильванию. Сестра выслушала очень внимательно, а потом пошла к девушкам. Я понял, что тот час до встречи на холме осталось минут пятнадцать, и помчался туда, поскольку не стоило пренебрегать приглашением.
   Семейная пара оборотней уже стояла там. Холодный ветер развевал полы плащей. Я подошёл к Нику с правой стороны. К оборотням нельзя подходить слева – они могут перекинуться и напасть.
-      Зима пришла, друг мой Филипп. Ветер мне это говорит, а он никогда не ошибается. Ещё один год прошёл. Ещё на один год постарели. Сколько же нам осталось жить, - таинственно произнёс Ник.
   Наверное, он даже не понял, как близка трагедия. Всего несколько лет отделяли тогда нас от неё.
   Оборотень каждый год говорил эти слова накануне зимы. Это был двести пятьдесят восьмой раз. Как быстро прошло то время и осталось далеко позади. А жаль. Иногда так хочется вернуться в прошлое. Но уже больше не пережить давно утерянные моменты. Хотелось бы, но нельзя. Не в наших силах. Да и не в чьих-либо ещё. Слишком опасно тревожить Великое Время. Его маятник может качнуться в обратную сторону. Все это знают, но не все готовы соблюдать правила Сил Вселенной.
   Когда-то один вампир попытался изменить своё прошлое, поскольку не хотел оставаться таким. А когда изменил тот момент жизни, то прямо после возвращения в реальность растворился в воздухе. Но и в прошлом он прожил недолго. Погиб на войне. Многие дети ночи поняли по его примеру, что лучше жить настоящим, а не прошлым.   

















Глава 4
Вмешательство людей в истории прошлого.
   Люди – очень странные существа. Почти все из них абсолютно не верят в нас. Но если мы покажемся кому-нибудь из них, то очевидец нашего появления будет икать до смерти. Но некоторые, зная о нашем существовании, уже не боятся, поэтому пока клыки или когти не вонзятся в их тело, они будут верить в свою великую человеческую силу. Многие из смертных также считают, что вампиры пьют кровь каждую ночь, но в этом они ошибаются. У нас есть всего неделя – неделя полнолуния. И вот как раз эта неделя началась. И людям в ночные часы лучше не заходить на нашу территорию, но в этот раз всё вышло из-под контроля. Нет, ни Сара, ни я не сорвались, но это пока. Если бы Ник не придержал Сару, она пошла бы в атаку. И стоило бы пролиться людской крови, как вампир во мне победил бы человека. И для ночных гостей дома эта ночь была бы последней.
   А было всё так:
   Я сидел в своей комнате. Прошло уже много времени, за окнами стемнело, но мне не хотелось выходить из спальни. Сара гуляла в саду. Мариэтта   куда-то ушла с Карен и Ником. Сюзан громыхала чем-то внизу. И тут в комнату вбежала Люси. Я мельком обернулся к ней и сразу понял, что у неё есть не очень приятные новости.
-      Филипп, у нас проблемы, - вскрикнула юная колдунья.
-      На город напали инопланетяне? – улыбнувшись, спросил я.
-      Ты хоть иногда можешь серьёзно выслушать! – возмутилась Люси.
-    Значит, из зоопарка сбежал какой-нибудь дикий зверь, - фыркнул я.
   Люси тряхнула меня за плечи. Я, слегка прикусив язык от неожиданности, обернулся к ней:
-      Ну, так что случилось?
-      К нам в город приехал какой-то бизнесмен. Он хочет купить этот дом. Мэр предупреждал его, но он и слышать ничего не хочет.
-       Купить дом. Это очень глупая идея. У него будут большие неприятности, - тихо произнёс я.
   Я встал и поспешно вышел в коридор. Мне на встречу из стены вылетела Сюзан. Она так выразительно посмотрела на меня, будто говоря: «А, ты уже знаешь». Я кивнул и спустился в гостиную. Люси и Сюзан последовали за мной. Карен и Ник потихоньку вошли после нас. Они тоже поняли всё по выражению моего лица. Слов не требовалось. Ситуация была практически безвыходная. Но у нас есть одна возможность выйти из того положения сухими.
   Ник, подумав минуту, предложил свой вариант этой возможности. Описываю эту его идею:
   Когда люди войдут в дом, мы с Мариэттой выйдем им навстречу. Если они увидят наш общий семейный портрет, то наверняка струхнут. Но оборотень никак не мог предположить, что в самый ответственный момент с прогулки вернётся Сара. Она-то нам и помешала провести относительно спокойную операцию.
   В одиннадцать часов вечера входная дверь хлопнула, а потом внизу раздались голоса. Ник и Карен сразу же перекинулись. Мы с Мариэттой последовали к лестнице. С площадки четвёртого этажа очень хорошо было видна вся остальная лестницу, но с неё нас невозможно было увидеть. К лестнице подошли пять человек. Двоих из них я знал, но остальные мне были неизвестны. Мэр города и адвокат из конторы по продаже недвижимости разговаривали с мужчиной средних лет. Женщина лет сорока перешептывалась с двадцатилетней девушкой (видимо мужчина и две женщины и были покупателями). Мне хорошо было слышно их разговор:
-      Вы точно хотите совершить эту сделку? – спросил мэр.
-      Мы с женой давно мечтали приобрести какой-нибудь старый дом. И вот, наконец, мы нашли то, что и представлялось нам в мечтах, - ответил мужчина.
-      Но это же не простой дом. Вся семья, жившая здесь, скончалась в течение года. И на протяжении уже ста двадцати лет по ночам из дома доносятся голоса и другие звуки. Поговаривают, что один подросток залез в дом и встретился там лицом к лицу с призраком юного наследника, умершего двести пятьдесят восемь лет назад очень загадочной смертью. Теперь тот подросток, ставший уже взрослым, находится в психбольнице, - рассказал мэр.
   Я вспомнил ту встречу и улыбнулся. По-видимому, на женщин рассказ мэра оказал сильное влияние. Я шепнул Мариэтте, что пора спускаться навстречу гостям. Мы спустились в полном молчании. Нас не сразу заметили, поскольку взгляды всех пятерых были устремлены на портреты всего нашего рода, висевшие в коридоре первого этажа.
-      Приветствуем вас в стенах этого дома, - обратилась к гостям Мариэтта.
   Все обернулись. Адвокат удивлённо захлопал глазами, мужчина застыл на месте, женщины вскрикнули от испуга, а мэр торжествующе воскликнул:
-      Видите, я сказал правду. В этом доме обитают привидения!
   Мне стало смешно. Слишком просто люди поверили. Странно это. Теперь необходимо следовать своей роли. А она с каждой секундой облегчается.
-      Что вам нужно от нас, привидения? – дрожащим голосом спросила женщина.
-      Вы потревожили покой этого места, войдя сюда без разрешения, - ответил я ей.
-      Мне не нужно разрешение, чтобы войти в заброшенный дом, ведь я – мэр этого города и могу распоряжаться всеми домами, находящимися под моей властью, - пискнул в ответ мэр.
   Слишком гордый этот человек. Придётся мне изобразить очень страшного призрака. Итак, делаю вид пострашнее и громовым голосом вещаю:
-      Да чтоб мне ещё раз умереть на этом месте, если вам больше лет, чем мне. Я родился в этом доме, вырос, живу здесь и умру я тоже тут. Поэтому уходите. Иначе мне придётся вам показать, что вы не правы. Итак, я жду.
   Люди переглянулись и попятились от меня. 
-      О, а у нас тут охота намечается, - улыбнулась Сара, возникая в коридоре.
-      А это кто? – удивился «покупатель».
-      А это ваша смерть. Ну, кто хочет первым поделиться со мной кровью? Хотя можете не отвечать, выбор всё равно за мной. Думаю, что следует начать с девушки. Она окажет меньшее сопротивление, - обратилась к людям Сара.
   И она выпустила клыки. Но тут с верхней площадки лестницы спрыгнул огромный матёрый волк и приземлился прямо перед вампиршей. Мэр от неожиданности упал на пол, адвокат на мэра, а на адвоката упали все трое покупателей. Мариэтта толкнула меня на всю эту кучу народа и сама, не удержавшись, рухнула сверху. Волк прыгнул на Сару, и они вместе рухнули на Мариэтту. И что тут началось! Настоящая свалка!
-      Что происходит? – спросил мэр снизу.
-      Мам, ты помяла мне причёску! – возмущалась девушка.
-      Это какой-то кошмар! – сообщил адвокат.
-      Дорогой, может, уберёшь свой локоть из моего глаза, - обратилась к мужу женщина.
-      Мариэтта, перестань, пожалуйста, бить меня кулаком по голове, а то у меня скоро сотрясение будет, - решил внести свою лепту в общий гомон я.
-      Ой, извини, - ответила Мариэтта.
-      Слезь с меня, идиот, а то я за себя не отвечаю! – прикрикнула на Ника Сара.
   Не знаю, чем бы это всё кончилось, но помогла нам Карен. В общей свалке никто и не заметил волчицу. А она, одним прыжком преодолев расстояние от лестницы до свалки народа, вцепилась зубами в загривок волка и стащила его с общей кучи. Следом поднялась Сара, весьма потрёпанная, но живая. За ней встала Мариэтта. Почувствовав свободу, встал я. А потом и все остальные. Вся семья покупателей переглянулась и, не сговариваясь, исчезла из дома. Оба оборотня уже перекинулись обратно в людей. Карен спросила у отдувавшегося Ника:
-      Что у вас тут было?
-      Лучше не спрашивай, - ответил Ник.
-      А мне вот интересно узнать, - не отступала Карен.
-      Было бы море крови, если бы Сара закончила трансформироваться, - сдался оборотень.
   На этом разговор был окончен. Мы даже не заметили, как ушли мэр и адвокат.
   Но на этом неприятности с людьми не закончились.
   За три дня до нашего с Ником отъезда в девять часов вечера в дверь дома постучали. Я подошёл к двери и открыл её. На пороге стояла мать Люси. Она была учительницей начальных классов. Её встревоженный вид выдавал повод, по которому она пришла сюда.
-      Какое счастье, что ты, Филипп, оказался дома! Ведь только ты сможешь спасти Люси, - обратилась она ко мне.
-      Но что случилось с Люси?! – воскликнул я
-      Один её одноклассник добивается любви моей дочери, но она отказала ему, и тогда он похитил её. Но я проследила за ним и узнала, что он увёз её на крышу заброшенной конюшни на ипподроме, - сообщила мать Люси.
-      Я немедленно пойду туда и накажу этого бесчестного наглеца, - ответил я, снимая с крючка на стене плащ воина Лунной свиты и старую шпагу моего деда-вампира, и вышел из дома вместе с матерью Люси.
   На ипподроме было тихо. По-видимому, тот, кто дежурит сегодня ночью, заснул на рабочем месте. Мы подошли к заброшенной конюшне. Эта конюшня пришла в негодность, и служители ипподрома перевели лошадей в другую конюшню. На крыше горел факел. Рядом с ним стоял похититель. А к трубе была привязана Люси. Я поднялся на крышу и встретился с похитителем лицом к лицу. Он внимательно осмотрел меня и холодно произнёс:
-      Так ты, всё-таки, пришёл, молодой вампир. Я рассчитывал, что ты придёшь спасать эту девушку. Я готовился к этой встрече с тобой.
   И он вытащил из ножен меч. Я в ответ выхватил шпагу. Мой противник, наверняка, фехтовал не так хорошо как я, и в этом было моё преимущество над ним. Люси молча наблюдала за всем происходящим, поскольку от испуга и переживаний не могла вымолвить ни слова. Но её слова всё равно были не к чему. Похититель первым начал наступление. Он, взмахнув мечом над головой, обрушил его на шпагу. Сталь моего оружия зазвенела под этим ударом. Я не хотел поднимать шпагу против неравного по умению фехтовать противника. Но юноша решил продолжить битву. Он снова взмахнул мечом. Его меч встретился с ответным ударом шпаги, поскольку я уже просто не мог бездействовать. Схватка продолжалась всего несколько минут потому, что после обманного движения я выбил из его руки меч. Юноша удивлённо посмотрел на меня и, схватив факел, поджёг люк, ведущий с крыши внутрь конюшни. А когда люк сгорел, и часть кровли обвалилась, он отвязал Люси от трубы и скинул её вниз. Тут я не выдержал и трансформировался. Юноша подался к краю крыши, но это было бесполезным. Похититель перешёл грань возможного, и оставлять ему шансы выжить не следовало. И я напал на него. Несколько минут спустя юноша упал на черепицу крыши без сознания. Тогда я немного перестарался с «поцелуем вампира». Потом я спрыгнул вниз. Там полыхало пламя. Люси лежала на полу без сознания, поскольку в конюшне не хватало кислорода. Я снял свой плотный плащ и, смочив его простым заклинанием, накинул его на лицо Люси. Девушка вздохнула и открыла глаза.
-      Пожар ещё бушует. Но почему ты не уходишь? Огонь и дым легко могут убить тебя, поскольку у тебя лицо не защищено ничем, - произнесла она.
-      Я не допущу той же ошибки, что и много лет назад. А огонь мне не так страшен, как тебе. Но силы мои не вечны. Пойдём же поскорей отсюда. Скоро вся крыша обвалится, а после этого мы вряд ли спасёмся, - ответил я ей.
   И мы покинули горящую конюшню так быстро, как смогли. Около конюшни стояла серая волчица, а рядом с ней с фонарём в руке переминалась с ноги на ногу мать Люси. Она осветила нас лучом света и взвизгнула. Я понял, что она не ожидала увидеть меня в образе ребёнка ночи. И было чему пугаться – клыки длинной около двух с половиной сантиметров, горящие красным огнём глаза, острые и удлинившиеся ногти. В общем видок у меня был экзотический. Я тряхнул головой и вернул себе прежний вид. Но потом силы изменили мне, и я рухнул на землю рядом с волчицей-Карен. Она ласково облизала мне лицо влажным языком.
-      Ты так себя погубишь, - тихо произнесла Карен.
-      Всё в порядке? А то там валяется полумёртвый мальчишка, выпитый на две трети, - раздался голос единственного дрампира нашего города.
-      Больше не будет соваться мне под руку, - улыбнулся я.
   Этот дрампир никогда не нападал на меня, как на своего противника. Ему недавно исполнилось четыресто лет. Он всегда помогал нашей компании, когда это было нужно.
   Итак, всё прошло нормально, но где гарантия, что скоро о существовании вампиров в городе не узнают все его жители. Но тогда я не придал значения таким мелким проблемам, поскольку знал, что большинство людей просто в это не поверит. И только потом уже понял, как ошибался. Ведь я не мог предположить, что молодёжь окажется такой фанатичной, и будет вести серьёзную охоту, руководствуясь мистическими книгами и фильмами ужасов.
   Когда мы с Карен и Люси вошли в библиотеку старого дома, там сидели Мариэтта с Сарой. Они очень мило о чём-то беседовали. Они обернулись к нам. Сара внимательно осмотрела Люси и трагично вопросила:
-      Филипп, как ты мог привести сюда дочь сумрака?
-      Кого? – не понял я.
-      Дрампиршу! – завопила зеленоглазая красавица.
-      Она не дрампирша, а неопытная колдунья, - возразил я Саре.
-      Только дрампирши носят брюки и рубашки.
И только тут я осмотрел одежду Люси. Джинсы, тёплый свитер, кроссовки – это и было её облачение.
-      Сара, в этот век девушки почти не носят юбок или платьев, - возмутился я.
-      Слушайте, а вы все тут такие сдвинутые на мистике? – наконец не выдержала Люси.
-      Что! – вскричали одновременно Сара, Карен и Сюзан, материализовавшаяся на полке с книгами.
-      Просто сначала на моих глазах практически убивают одного идиота, испортившего мне вечер перед телевизором. Потом пугают мою мать. Ну а в довершении всего волчица превращается в Карен, а какой-то мужчина средних лет заводит разговоры на замогильные темы.
   Мне стало понятно, что Люси, державшаяся спокойно и невозмутимо весь вечер, сейчас, когда всё кончилось, не выдержала и сорвалась. Не знаю, как она теперь поступит, что будет делать. Может, молча уйдёт, может, задумается. Посмотрим. Загадывать не буду. Я не предсказатель, а вампир.
   В общем, вечер получился бурный. Ну а через две ночи мы с Ником уже были готовы выехать. Тётя Изабелл прислала нам молодого дракона как транспортное средство.
Наверх
 

Я помню правду, я вижу ложь, я верю сердцу своему.&&
 
IP записан
 
Веролайнэ Дирлом
Новичок
*
Вне Форума


Воля для дракона только
в небе

Сообщений: 26
Пол: female
Re: Истории вампира. Часть первая.
Ответ #2 - 02.02.2011 :: 22:23:37
 
Глава 5
Поездка.
   
  Вампиры и дрампиры уже многие годы воюют между собой. Вражда иногда вспыхивает сильнее, а иногда затихает. Но дрампиры всячески пытаются принизить и пленить вампиров. А война, похоже, уже недалеко. В этой главе я поведаю и о небольших конфликтах, и о мирном приключении, и о решающих встречах.   
   Прямо перед самым отъездом прибежала Люси и тревожно спросила:
-      С этим дураком точно всё будет нормально?
-      Потеря памяти на срок той ночи. Следы останутся недели на две. А вот с кровью я перебрал. Возможно, будет ходить бледным ещё около месяца. Ну а в целом это ему урок на будущее. Больше, надеюсь, не будет связываться с вампирами, - спокойно ответил я.
   Но время было уже позднее, а лететь нам ещё часов пять. И мы с Ником влезли на дракона. Огромный ящер взмахнул крыльями. Порыв ветра от этих крыльев размером с три летних навеса от солнца чуть не сшиб нас с сёдел. Девушки так махали руками, прощаясь с нами, что казалось, будто хотели полететь вслед за драконом.
   Осенняя Румыния была великолепна! Предрассветный час украшал пейзаж страны. На границе мистической территории нас остановил дозорный отряд стражи. Парочка дрампиров нагло оглядела нас. Один из них грозным голосом поинтересовался:
-      По какому поводу вы прибыли на эту территорию? Какие у вас чины? Какой вы расы? Будете ли вы творить безнаказанные поступки?
   В общем, он завалил нас вопросами. Нику это надоело быстрее, чем мне, и он возмущённо закричал:
-      Слушайте, дети сумрака! Если вы не изучали воинов Лунной свиты, то вы не имеете права быть мистическими стражами.
-      А-а-а… Вы воины Лунной свиты. Ну, а раз так, то пролетайте, - наконец понял страж.
   Около пяти утра мы добрались до дома Сергея Григорьевича. Оборотень встретил нас со словами удивления:
-      Я, конечно, понимаю, что вы, молодые люди, действуете очень быстро, но я не ожидал от вас таких активных действий.
-      Сергей Григорьевич, вы написали нам письмо, и мы поспешили приехать к вам, - ответил Ник.
-      Ваша система связи просто великолепна! Позавчера ко мне прилетела летучая мышь с письмом от вас, - удивил нас оборотень.
   Мы прошли в комнату. Оборотень вдруг о чём-то вспомнил и, подойдя к большому шкафу, вытащил оттуда толстую старую тетрадь в кожаном переплёте.
-      Та девушка, о которой я вам писал, оставила у меня свой дневник, попросив отдать тебе, Ник его, если я увижу тебя, передал Нику тетрадь Сергей Григорьевич.
-      К вам приходила Сара. Она прибыла к нам чуть больше недели назад. И за эту неделю она уже успела поссориться с людьми, - ответил Ник.
   Мы с Ником открыли тетрадь. На открытых нами страницах были слова двухсотлетней давности. Некоторые буквы расплылись (видимо на них падали слёзы юной вампирши). Я приведу эту запись в полном размере.  Вам, наверняка, будет интересно узнать эти исторические записи.
                                                 «…18 октября 1733-го года. Полночь.
      Неужели вчера я допустила непростительную ошибку? И теперь мне придётся уехать обратно в Румынию. Сегодня утром люди объявили траур. Я не понимаю, что я сделала не так. Мальчики спрашивают меня ЗАЧЕМ. Я боюсь, что инквизиция догадается, что я – вампирша. И тогда меня казнят. Но теперь мне всё равно. Моя любовь умерла вместе с тем, кого я нечаянно убила. Если бы можно было вернуть время обратно, то я бы не поступила ТАК. Теперь я абсолютно одна. Нет, друзья не отступились от меня, но я не смогу смотреть им в глаза. Всё в моей жизни приобрело обыденную форму. Как мне плохо! Я сама хочу умереть. Завтра будет церемония похорон. А после неё я улечу.
                                                  19 октября 1733-го года. Полночь.
     Шесть часов назад закончились похороны. А через час я улечу в Трансильванию. И я думаю, что улечу навсегда. Прощание с друзьями состоялось. Возможно, я больше никогда не возьму в руки дневник.
                                                 6 октября 1991-го года. Полночь.
     Сегодня ночью я нарушила своё обещание не брать в руки дневник. Но у меня есть на это повод. Мне стало известно, что Ник пока ещё жив (сам Ник на этих словах удивлённо хмыкнул). Мне даже сказали, кто знает о его местонахождении. Завтра я отправлюсь узнать, где сейчас этот молодой оборотень. А когда найду Ника, то узнаю о жизни в их городе. Мне так хочется узнать, вышла ли за Саймона Мариэтта, появился ли в семье лорда новый наследник? Оставлю дневник там, где узнаю всё, что мне нужно. Вот это и есть последняя запись в дневнике.
                                                                                                   Сара-Мария».
   После этой записи мы с Ником просто рухнули от хохота.
-      Новый наследник! Брак  Мариэтты с Саймоном! – сквозь смех простонал Ник.
-      У неё странные мысли, - задумчиво произнёс Сергей Григорьевич.
-      Она всегда была особенной. Но я не понимаю, кто сказал ей о вас, Сергей Григорьевич, - помолчав, сказал я.
Мы с Ником переглянулись. Мысль пришла сама собой.
-      Дрампирша из нашего отряда!!! – дружно воскликнули мы.
-      Вы о чём, друзья мои? – удивился пожилой оборотень.
-      В отряде воинов Лунной свиты была молодая дрампирша. Только она в последний раз видела Ника из остального отряда, - пояснил я.
-      Завтра мы найдём Натали. Просто хочется поговорить со старым боевым другом, - сообщил Ник.
-      Я вас не пущу на встречу с дрампиршей. Дрампиры – это ваши потенциальные враги, - возразил Сергей.
-      Когда-то мы спасли ей и её брату жизнь. Они обещали никогда не поднимать на нас оружие, - отозвался Ник.
-      Разве вы не знаете, что слову дрампира верить нельзя, - не сдавался Сергей.
-      Они дали Великую Клятву Совета, - пояснил я.
   После моих слов о Клятве Совета Сергей Григорьевич успокоился.
   Лишь солнце зашло, мы с Ником отправились на расовую территорию дрампиров.
   Полночь прошла спокойно, но часа в два, когда мы на вороных конях, любезно предоставленных Сергеем Григорьевичем, пересекли границу владений детей сумрака, нас засёк хорошо вооружённый конный боевой отряд дрампиров. Вооружение у них было действительно серьёзным: длинные широкие мечи на ремне за спиной, боевые магические жезлы, тонкие короткие кинжалы, за луки сёдел были привязаны арбалеты и колчаны со стрелами. Дрампиры нацелили на нас оружие. Ник тоже вытащил меч из ножен. Я крутанул на ладони свой длинный кинжал. Наши враги только улыбнулись. Надеюсь, мы на самом деле выглядели не так уж смешно.
-      Сдавайтесь. Наша Королева решит, что с вами делать, - провозгласил главный воин-дрампир.
   Между вампирами и дрампирами давно напряжённые отношения. Никто не хочет уступать главенствующую позицию. И, зачастую, на границах территорий влияния творится беспредел. Совет не в силах справиться с нарушением правил мирного договора. Вот и сейчас дрампиры-пограничники пытаются показать своё превосходство. Но в этом своём стремлении они выглядят, по крайней мере, глупо и недостойно настоящих воинов.   
-      Сейчас сдадимся, только взлетим и сразу сдадимся, - фыркнул я.
-      Бросьте оружие и плащи, а потом сдайтесь, - пояснил главарь дрампиров.
-      Отстаньте от нас, дети сумрака. В мистическом мире давно уже подписан договор о свободе действий, - возмутился Ник.
-      Не вмешивайся, оборотень. Но как ты мог перейти на сторону вампиров? Не думай, что это сойдёт тебе с рук, наша Королева накажет тебя, - обратился к Нику дрампир.
-      Ха-ха-ха! Я - свободный оборотень, и вас, дрампиры, я никогда не буду слушать, - возмутился Ник.
   Я стоял тихо, не вмешиваясь в их милую беседу. Мне просто не хотелось попасть под удар дрампирского меча или когти не заметившего меня Ника. А в это время мой друг уже перекинулся, и на траве стоял огромный серый волк. Напрасно он сделал это, ох как напрасно. Ведь теперь, хоть Ник и получил преимущество в скорости и силе над дрампирами, но потерял возможность защищаться от магического воздействия. И противники не преминули этим воспользоваться.
-      Инсоменс! – все сразу воскликнули дрампиры, нацелив на Ника боевые жезлы.
   От такой мощи заклинания лишения сознания Ник вышел из борьбы, упав на траву. Я выхватил шпагу и двинулся в сторону дрампиров. Они встретили меня организованным отпором. Несколько моих противников нацелили на меня арбалеты и выстрелили…
   Как же мне надоели эти дрампиры! Стреляют тут, понимаете ли, в несовершеннолетнего вампира с колдовскими способностями. Хорошо ещё, что наконечники их стрел были не из серебра, а лишь пропитаны сонным зельем. Я открыл глаза и выдернул из рубашки стрелы дрампиров. Лежу в комнате замка детей сумрака. Дверь закрыта снаружи, видно, они не собираются меня выпускать. Да и опасаются меня изрядно. Охрана под дверью даже не скрывается. Дают понять, что спорить с ними опасно. Шпаги у меня нет, забрали. Как они вообще посмели?! Это же антиквариат! Шпаге уже боле пяти веков, а какие-то дрампиры забрали её у меня. И если хоть царапина на клинке появиться, я же тут камня на камне от замка не оставлю. 
   Я гневно взмахнул ресницами. Замок на двери стёк на пол маленькой лужицей расплавленного металла. Иногда меня не стоит злить, я ведь могу и обидеться. За дверью раздались удивлённые голоса. Охрана встревожилась. Видимо, моё маленькое колдовство сильно удивило дрампиров. Я подошёл к двери и открыл её. Два стражника чуть не рухнули. Я улыбнулся этому и прошёл мимо застывших дрампиров. Они даже не попытались меня остановить. Это их спасло. Если бы кто-нибудь встал у меня на пути, то ему пришлось несладко. Теперь нужно было найти Ника и уходить отсюда.
   В тронный зал выходило четыре двери, направленных на четыре части света. Я подошёл к восточной двери и прислушался.
-      Значит, дочь Совета приедет сегодня сюда, - раздался голос Королевы дрампиров.
-      Да, но сейчас для нас это будет опасно, - ответил ей кто-то.
-      Но почему опасно? – удивилась Королева.
-      Если приедет вампирша, то опять начнёт задавать нам странные вопросы. А у нас в плену вампир, а с ним оборотень. Если дочь Совета узнает об этом, то расскажет всё Дракуле.
-      Приведите ко мне оборотня. Я спрошу у него, почему он подружился с вампиром, - повелела Королева.
   Через южную дверь вышли. Королева встала и начала прохаживаться по залу. Через несколько минут та же дверь открылась, и в зал вошло трое (похоже, одним из них был Ник). Я напрягся. Теперь следовало быть наиболее внимательным. Необходимо не упустить нужный момент. Потом возможности спасти из-под стражи Ника может и не представиться.
-      По какому праву вы с вампиром приехали на нашу территорию? – спросила Королева.
-      Мы ищем одну нашу подругу, - ответил Ник по-английски (не смотря на то, что Ник много лет жил в Румынии, он почти не говорил на румынском языке, однако разговоры и тексты отлично понимал).
-      Поясните мне, что он сказал. Он говорит не на языке своих предков. Я его не поняла, - потребовала Королева.
-      Королева, он говорит о том, что они с вампиром ищут на этой территории какую-то их давнюю подругу, - пояснил советник Королевы.
-      Какая же дрампирша решилась подружиться с противниками её? Пусть скажет имя её, а я найду им ту девушку, - заинтересовалась Королева.
   Оборотень тряхнул головой и тихо ответил:
-      Натали.
-      Ваше величество, похоже, что это дочь Совета, представляющая нашу расу. Но, возможно это какая-то другая дрампирша, - прибавил советник.
   Похоже, дрампиры встревожились. И правильно. Натали очень строга по отношению к пунктам мирного договора.
-      Ваше величество, прибыла дочь Совета. Желаете принять её, - сообщили Королеве.
-      Впустите, - приказала Королева.
   В северную дверь вошли двое. Все присутствующие в зале обернулись к ним. Королева вздохнула и села на трон. Ник подался чуть назад. А советники непроизвольно сели на ступени трона.
-      Приветствую вас, Королева! Мне доложили о том, что у вас есть проблема. Скажите мне, почему в замке вашем пленены друзья мои? – спросила вошедшая девушка.
-      Отряд мой пленил их сегодня на территории дрампирской, - ответила Королева.
-      Но ведь не пленить же вампира и оборотня только за то, что они преследуют какую-то заданную ими же самими цель, - возмутилась дочь Совета.
-      Не защищай их, дочь Совета! Моё слово – закон, а тебя никто из слуг моих даже не послушает!  – воскликнула Королева.
   Королева хлопнула в ладоши, и охрана схватила девушку. Ну, это уже беспредел! Не имеет права Королева так поступать. Это противозаконно. Совет не подчиняется ни одному правителю. Настало время моего вмешательства в происходящее. Я распахнул дверь и воскликнул:
-      Сражаться с врагом нам придётся
Сегодня в последний раз,
Но с боя того не вернётся
Ни один воин из нас.
-      Мы всего лишь дети судьбы.
И умрём от людского желанья.
Нет для нас ни разлук, ни любви,
Лишь с ночью простое прощанье, - ответили мне Ник и Натали, даже не задумавшись о том, зачем они говорят это и кому.
   Королева и её слуги застыли на месте от неожиданности. Тут я согласен с их поведением. У них в тронном зале внеплановый поэтический вечер, а они должны стоять и спокойно смотреть на это безобразие.
   Первой оценила ситуацию Королева:
-      Кто-нибудь сможет мне объяснить, как вампиру удалось освободиться?
-      Мысленное воздействие на физическое тело путём волевого воздействия при совокупности с долей теликинеза, - на одном дыхании выпалил я.
   У всех дрампиров, включая Натали, лица приняли удивлённое выражение.
-      Проще говоря – обыкновенное эмоциональное колдовство, - пояснил я.
-      Но ведь такой вид колдовства не свойственен твоей расе. Как же ты смог воспользоваться им? – обратилась ко мне Королева.
-      Это зависит только от тех, кто хочет научиться этому. Мы сами пишем свою судьбу, значит, наши силы и умение зависят от нас.
-      Ну, раз на вашей стороне такие силы, то я не в праве указывать вам, - заключила Королева и повелела своим слугам проводить нашу компанию.
   Мы выехали из замка дрампиров в четыре часа утра. Вокруг было тихо. Звёзды светили так ярко, что и луна померкла перед ними. Опавшие листья ночными бабочками летали вокруг.
   Мы приехали во дворец Совета около восьми часов утра. Там почти никого не было. Была только вампирша с маленьким сыном. Натали и вампирша обменялись несколькими фразами. Мы прошли в одну из башен дворца.
   Ночью я сидел на ступенях лестницы и затачивал гранитным камнем свой кинжал. Вдруг ко мне подошёл сын вампирши. Ему было лет девять-десять. Волосы и глаза его были чернее самой тьмы. Он был высок и строен. Золотая пряжка перехватывала чёрный плащ с капюшоном, покрывающий его плечи. Мальчик с интересом рассматривал меня. Сначала я не обращал на него внимания, но через минуту мне надоело это его молчаливое рассматривание. И я, не поднимая головы, спросил:
-      Ну и чего ты так на меня смотришь?
-      А ты действительно был воином Лунной свиты? – поинтересовался мальчик.
-      Да. А откуда ты знаешь? – кивнул я.
-      Мне мама рассказывала о воинах Лунной свиты. У них у всех такие же кинжалы как у тебя.
   Я посмотрел на свой кинжал. Это было то оружие, которое отличало воинов Лунной свиты от остальных вампиров. Лезвие было выплавлено из хорошей стали, и на его основании был написан золотом знак воинов лунной свиты – полумесяц, перекрещивающийся под углом со шпагой. Рукоять была бронзовой с узором в виде летучей мыши – знака вампиров.
Вот почему мальчик так смотрел на меня! Он сразу определил во мне воина Лунной свиты. Ведь этот отряд для детей вампиров был примером для подражания. Дети копировали самых знаменитых воинов. Им это очень нравилось.
   На лестнице послышались лёгкие шаги, и вниз по ступеням спустился Ник. Он посмотрел на мальчика и сказал:
-      Пора идти вниз. Натали просила прийти нас.
   Мы с Ником спустились в гостиную. Там за органом сидела Натали и пела нежным голосом:
-      Минули года.
Не вернуть никогда
Взошедшего солнца рассвет,
Закатного зарева свет.

Где мой милый навек
Свои крылья сложил,
Где белый искрящийся снег
Его кудри прикрыл?
   Мы долго слушали её печальные песни о вражде людей и мистических существ, о вечной битве вампиров и дрампиров, о многочисленных казнях колдуний, о бесчисленных смертях оборотней. Потом Ник отвлёк девушку от инструмента. Натали обернулась…
   Через час я выехал из замка. Направился я в замок учителя. Дорога шла у подножья Карпат. Горные скалы грозно нависали над тропой. В небе светила яркая луна, освещая серебряным светом практически заросшую дорогу, лес и Карпатские великие горы. Вскоре показались угрюмые башни замка. Гранитные высокая стена с чугунными воротами ограждала старинную рыцарскую цитадель. Кто, когда и зачем построил этот замок в непреступных ущельях? Многие считают, что сами горы создали крепость. Учитель говорил, что, когда он пришёл в Карпаты, замок уже стоял. 
   Я спешился и, взлетев к верхнему этажу, впрыгнул в комнату. Там за столом сидела маленькая девочка и что-то рисовала. При моём появлении она подняла голову и вскрикнула. Я поспешил зажать ей рот ладонью. Девочка удивлённо посмотрела на меня и отработанным движеньем выскользнула из захвата. Я улыбнулся, а девочка испуганно спросила:
-      Кто ты?
-      Странный вопрос. Но, впрочем, на это я тебе не отвечу. У меня другие намерения. Не скажешь ли ты мне, где сейчас учитель? – ответил я.
-      Он сейчас в нижнем зале.
   Я отправился в нижний зал. Это было большое мрачное помещение с каменными стенами. Освещалось оно несколькими факелами. Под потолком летала стая нетопырей. Окна были большие, но они были занавешены чёрными занавесями. У одной из стен был огромный камин. Рядом с ним стояло широкое кресло с резными подлокотниками и высокой изысканно украшенной спинкой. Учитель всегда сидел только в этом кресле. А вокруг учителя на покрытом персидским ковром полу сидели молодые превращённые вампиры, обучающиеся смыслу жизни в мистическом мире.
   Сегодня вокруг учителя сидело около пятидесяти вампиров. Я, стараясь не шуметь, сел в заднем ряду. Учитель говорил тихо, но всем его было хорошо слышно.
-      …Есть много способов убить нас. Люди с каждым годом изобретают новое оружие против вампиров. Но мы должны бороться с охотниками. Многие из нас погибли. Некоторые из моих учеников тоже умерли. Почти все были ранены. Несколько из них перешли на сторону охотников. Об остальных я ничего не знаю, - говорил учитель.
   Все вампиры переглянулись. А учитель продолжал:
-      Дети ночи, вы должны бороться с охотниками, а иначе все погибнете. Но я чувствую присутствие вампира, которого не ощущал раньше. Встань и подойди ко мне, гость замка, - попросил учитель.
   Я подошёл к учителю и преклонил колено. Учитель молча поглядел на меня и вдруг ахнул:
-      Филипп, неужели мои старые глаза не обманывают меня!
-      Я получил ваше письмо, и после недели полнолуния поспешил прилететь, - ответил я.
-      На сегодня всё, дети ночи. Завтра мы продолжим разговор о защите от охотников, - обратился учитель к вампирам и, встав с кресла, вышел из зала.
   Я вышел вслед за ним. Мы прошли в одну из комнат замка. В неверном свете множества свечей учитель казался ещё старее. Длинные побелевшие как снег волосы спускались ниже плеч. Лицо старого вампира было покрыто множеством морщин. Бывшие когда-то ярко-голубыми глаза выцвели и стали больше похожими на серые. Длинный красный плащ касался пола.
   Учитель некоторое время смотрел на меня, а потом сказал:
-      Ты почти не изменился, Филипп. А вот меня годы состарили ещё больше.
   Я кивнул. Учитель несколько минут молчал, а потом мысленно позвал кого-то. В комнату вошла та девочка, которую я встретил наверху. В башне было темно, и я тогда не успел рассмотреть её, но сейчас при свете свечей мне представилась возможность разглядеть её хорошенько. Карие глаза глядели чуть искоса. Золотые волосы были чуть выше плеч.
-      Вы звали меня, учитель? – спросила девочка.
-      Да, Бетти, проходи, - кивнул учитель.
-      Что вы хотите? – поинтересовалась Бетти.
-      Сегодня ты покинешь стены этого замка. Я когда-то говорил тебе, что ты не сможешь обучаться у меня. Но я уже давно нашёл тебе достойного учителя и наставника. Ещё около года ты не сможешь самостоятельно охотится. Я не смогу добывать для тебя кровь, а своим нынешним ученикам такую кропотливую работу тоже не смогу доверить. Я долго выбирал того, кто будет обучать тебя, - обратился к Бетти учитель с мягкостью в голосе.
   Девочка со странной смесью чувств в глазах поглядела на учителя. А он лишь промолчал и грустно поглядел в окно.
-      Запомни одну вещь, малышка. До совершеннолетия ты – маленький птенчик. И ты ни в коем случае не должна надолго оставаться без наставника в мире людей. А теперь беги наверх за плащом и приходи сюда, - добавил учитель, не отворачиваясь от окна.
   Когда маленькая вампирша убежала, он повернулся ко мне.
-      А ведь у неё были родители-наставники. И ты их, наверняка, прекрасно знал. Это та пара, которая жила рядом с домом старосты деревни вампиров. Они не настоящие её родители. Настоящей семьи девочки никто не знает. Приёмных родителей девочки убили слуги дрампиров – оборотни. С тех пор Бетти боится их. Я помню, что Ник – один из детей полнолуния. Попробуй всё-таки их познакомить. И обещай мне беречь эту девочку так как, если бы она была твоей младшей сестрой, - попросил учитель.
-      Я обещаю вам, что я буду беречь и защищать её, - кивнул я.
-      Учитель, там молодые дрампиры начинают атаку. Они привели с собой слуг своих, - вошёл в дверь вампир лет восемнадцати.
-      Отдай приказ всем вампирам подниматься на стены. И девушек тоже  захватят. И пусть возьмут оружие, - отозвался учитель, встревожившись этим известием.
-      Но кого же нам поставить командиром? – расширил глаза вампир.
-      Об этом не волнуйся. Будет вам командир, коли без него не можете драться. Выполняй приказ, а остальное – это уже моё дело, - спокойно ответил учитель.
-      Не вы ли поднимитесь на стену в роли командира? – удивился вампир.
-      Нет. А теперь иди, - отрезал учитель непререкаемым тоном.
   Вампир ушёл. А учитель посмотрел на меня и сказал:
-      Им нужен командир. Я уж стар для такого. Помощи ждать неоткуда. Если дрампиры привели с собой оборотней, то от замка не останется и камушка прежде, чем кто-нибудь из воинов-вампиров прибудет к нам на подмогу. Остаётся только выйти тебе командиром или всем нам сдаться. Решай. Выбор за тобой. Но знай, что это войско дрампиров очень сильно. Вспомни же своих предков – великих воинов вампирской расы и вступи в бой в роли командира.
   Я кивнул и встал. А что же здесь можно было сказать? Вампиров, умеющих держать оружие, в замке было немного. Дрампиры же всегда были замечательными воинами.
   В комнату вошёл тот же вампир. Он сообщил, что дрампиров под стенами было около тысячи. Это было слишком большое количество. Я понял, что битва будет серьёзная. Учитель подошёл к вампиру, и что-то тихо сказал ему. Вампир выслушал и кивнул. Но тут в комнату вбежала Бетти. Она была очень напугана происходящим под стенами. Она, в отличие от остальных молодых вампиров, понимала, что дрампиры выиграют сражение при любом раскладе.
   Через несколько минут учитель, как хозяин замка, поднялся на крышу в сопровождении вампира, Бетти и меня. Он собрал своих учеников и сказал, что командиром их войска буду я. Он также разделил всех вампиров на две группы. Первая группа, во главе со мной, должна была отражать атаку дрампиров, а вторая, под командованием того вампира, защищать замок от оборотней.
   Внушительное войско дрампиров подступило к самим стенам. Их главнокомандующий выступил вперёд и попросил командира вампиров показаться ему. Я подошёл к бойнице. Яркий лунный свет осветил моё лицо. Дрампир очень удивился, но ничего не сказав, отвёл лошадь чуть назад и поднял меч вверх, что означало начало битвы. Я тоже взмахнул шпагой, и все вампиры приготовили оружие. В нас полетели короткие арбалетные стрелы (это дрампиры начали обстрел стен). Несколько вампиров упало ранеными, а один был убит. Я решил применить магию вопреки увещеваниям тёти Изабелл и дедушки о том, что не следует колдовать, если есть возможность обойтись без колдовства. Просто мне не хотелось дальше рисковать молодыми вампирами, а дрампиры продолжали стрельбу. Силой мысли я вызвал тетрадь маленькой колдуньи с заклинаниями, выписанными из колдовской книги. Там я отыскал колдовство безумных действий.
-      Антердолвен! – воскликнул я, повернув ладонь в сторону войска дрампиров.
   Ряды детей сумрака смешались. Их командир пытался навести среди воинов хоть какой-то порядок, но дрампиры его не слушали.
   Вампиры уставились на меня. Я улыбнулся и, кивнув в сторону противников, провёл пальцем по горлу. Моё войско обрадовалось и ободрилось. Старый вампир кивнул мне.
   Тем временем на соседнюю стену влезли несколько оборотней. Бетти пронзительно вскрикнула и упала на камни без сознания. Я поднял её и с ней на руках подошёл к оборотням. Они посмотрели на меня с недоверием.
-      Дети лунного света, как дрампиры могут повелевать вами? Я знаю нескольких из вас, кто не зависит от них. Посмотрите на этого ребёнка, лишённого родителей. Их убили ваши, получив приказ об этом от дрампиров. Неужели ваша честь исчезла так же как у них? Откажитесь же от этого рабства, уйдите от террора дрампирского! – сказал я оборотням.
   Они переглянулись и спустились вниз. А через две минуты всё войско детей лунного света развернулось и ровным строем ушло с поля боя. Дрампиры смутились, а их командир послал за мной. Я спустился к нему. Он приставил к моей груди кинжал. На стене замка раздались возмущённые крики. Дрампир замахнулся. Но тут сверху на него слетела Бетти. Она на лету сшибла с ног командира дрампиров и с криком прыгнула мне на руки. Я опустил девочку на землю и подошёл к лежащему дрампиру. Он встал и выхватил меч. Я же встал против него со шпагой в руке. Наша молчаливая дуэль началась. Перевес был на моей стороне, поскольку командир дрампиров был менее поворотлив, чем я.
   С востока раздался конский топот. Во двор замка въехали трое всадников на лошадях трансильванской породы.
-      Что здесь происходит? Немедленно опустите оружие! Кто ослушается приказа Совета, тот будет убит на месте! – громко объявил один из всадников.
   Все вампиры и дрампиры бросили всё оружие, а мы с главным дрампиром, повиновавшись приказу, прекратили дуэль.
   Всадники подъехали к нам. Один из них был мужчиной, а остальные – женщинами. Но тут во двор замка появилась ещё одна лошадь. В седле сидел тот мальчик, с которым я сегодня разговаривал. Он остановил свою кобылу почти вплотную к ступеням замка и спрыгнул с неё.
-      Мама, ты же обещала разобраться со всеми по-хорошему! – воскликнул мальчик.
   Ранее прибывшие всадники обернулись к нему. Одна из женщин, спешившись и подойдя к мальчику, шепнула ему что-то на ухо. Он согласно кивнул.
   А уже через несколько минут Натали и Даниэлла (вампирша из Совета) рассказывали всем более или менее уцелевшим вампирам, учителю Бетти и мне, как они узнали, что на замок напали дети сумрака, как Алукард (тот самый мальчик) разыскал отца и проводил его к месту битвы. В общем, разговор затянулся надолго.
   Войско дрампиров было сломлено и ушло ни с чем (надеюсь, что навсегда). Их предводитель сдался в плен, и теперь муж Даниэллы сопровождает его в мистическую полицию, главный штаб которой располагается в Бухаресте. Учитель был очень рад успешному окончанию сражения, и все мы тоже поддерживали его мнение.
   Из замка наша делегация выехала, когда небо уже вовсю светлело. Падал первый в этом году снег. Его крупные хлопья, опускаясь на нас и на лошадей, таяли.
Алукард и Бетти ехали на одной лошади и тихо разговаривали. Натали что-то рассказывала Даниэлле.
   А я, намеренно отстав, смотрел на угасающие звёзды и думал, сколько же сегодня ночью упало звёзд, сколько невинных жизней угасло, как гаснут эти небесные светила. В чём виноваты мы – воины мистической стороны, пешки на игральной доске Великих, песчинки в океане жизни? С самого зарождения мира начались войны добра и зла и никогда уже не закончатся. На земле не будет мира. Так постепенно люди и нелюди сами истребят себя. А зачем нужны все эти войны и раздоры? Вот, например, вампиры и дрампиры воюют уже не первую сотню лет. А из-за чего? Никому причина не известна. А ведь мы очень даже похожи. Различия у нас только в воспитании и в принципах. Ну и из-за чего воевать?
   Снег падал мне на лицо и белыми искрами оседал на ресницах. Дворец Совета уже показался из-за поворота. Лошади фыркали, стряхивая снежинки с грив.
   И вот мы, наконец, приехали.
-      Пойдёмте скорей, а то солнце скоро будет всходить, - сказала Натали, и мы вошли во дворец.
-      О чём ты всю дорогу думал? – поинтересовалась у меня Даниэлла.
-      Думал о том, почему вообще началась распря между вампирами и дрампирами, - ответил я.
-      Это очень интересный вопрос для размышления, кивнула вампирша.
   Неужели эта ночь кончилась! Я лёг в постель где-то ближе к полудню. Ник пришёл в комнату ещё позже меня, когда я ещё не спал, а Бетти уже, наверное, видела третий сон.
   Я знал, что завтра ночью нам предстоит обратный перелёт в Англию.
   Проснулся я раньше всех. Бетти почти уже падала с кровати, так сдвинулась на край во сне. Ник тихо похрапывал, накрывшись с головой одеялом. Я спустился вниз. В маленьком зале был небольшой фонтан.
   Через две минуты в зал вошла Бетти. А после неё и Ник. Бетти закричала, а я, схватив девочку за воротник кофты, сунул её головой в фонтан.
-      Отпусти её, Филипп. Утопишь ведь, - сказал Ник.
   Я отпустил воротник Бетти, а девочка, отфыркиваясь, упала на колени. Она молчала около минуты. И мы тоже молчали. Но вскоре Бетти откинула мокрые волосы с лица и прошептала с отчаянием:
-      Вы перешли на сторону дрампиров?
-      С чего это ты решила? – поинтересовался я, приподняв брови.
   Девочка облегчённо выдохнула.

   Сергей Григорьевич встретил нас около своего дома. Какой-то мальчик стоял рядом с ним. Бетти, лишь только увидела его, закрыла глаза и спряталась за мной. В середине ночи мы взлетели в небо Румынии на спине уже известного вам дракона. Уже в воздухе Бетти сказала мне, что тот мальчик был ей знаком. Он был одним из тех оборотней, что напали на её семью. Ник молча слушал девочку, а я сильно сжал поводья в ладонях, чтобы не спрыгнуть с дракона.
   Потом мне стало известно, что мальчик убежал от родителей и присоединился к нашему знакомому. А потом мы даже подружились.      

           






Глава 6
Тайна моя и Ветра.
Чужак в городе.
   После приезда домой мне стало нестерпимо плохо. Я не понимал, какая этому была причина. Но позже я понял, что это была душевная усталость.
   На следующую ночь после прибытия я улетел в лес на целую ночь на охоту за белками и зайцами, чтобы не сорваться. Если я сорвусь, то пострадают невинные люди. Но одиночество мне помогает успокоиться.
   Через неделю был прекрасный лунный вечер. На ипподроме было тихо. Вокруг всё уснуло. Даже лошади спали в конюшнях. Мы с Ником сидели на ступенях трибуны и беседовали на отвлечённые темы. Свет луны падал на нас. Тишина ночи покрывала всё вокруг невидимым плащом.
   Первым человеческие шаги услышал Ник, а потом услышал и я. Это была мать Люси. Она подошла, но не решилась заговорить первой.
-      Сегодня такая замечательная ночь, - прервал молчание Ник.
-      Да. Такие ночи крайне редки. Поэтому нужно пользоваться их красотой, - кивнула мать Люси.
-      Но не красота ночи привела вас сюда, - ответил ей Ник.
-      Вы абсолютно правы, Николас. У меня была причина для прихода сюда. Я хочу попросить вас обоих о помощи. Завтра мой класс должен изучить лошадей. Можно ли мне привести детей сюда? – спросила женщина.
-      Только если они будут вести себя тихо, - согласился я.
   На следующую ночь мать Люси привела на ипподром свой класс. Дети с интересом осматривали всё вокруг. Когда все дети вошли в конюшню, я вышел из тени. Многие дети не заметили этого. Они подходили к лошадям, гладили их. Один мальчик подошёл к Ветру. Что-то щёлкнуло у меня в мозгу. Я отвёл ребёнка в сторону и сказал ему:
-      Никогда не пытайся погладить этого коня. С ним связана страшная история.
   Мальчик заинтересовался и попросил рассказать эту историю. Я задумался, и снова картины прошлого ожили у меня в сознании.
     «Дорога из Бухареста продолжалась слишком долго. Я смотрел в окно кареты и думал о том, что через несколько часов я вернусь в свой город, где продолжится моя скучная жизнь. Но моим опасениям не суждено было сбыться.
   Когда карета въехала во двор, сразу стало понятно, что в доме что-то происходит. Я вошёл в дом последним. Там была сильная суета. Все слуги носились туда-сюда с разными поручениями, данными моими родителями. Где-то наверху раздался детский плач. Мариэтта подошла ко мне, и мы с ней поднялись на третий этаж. Крик младенца доносился из комнаты родителей. Неужели в нашей семье появился новый ребёнок!
   Это был мальчик. Он был похож на обоих родителей. Его назвали Фредериком в честь отца. Мать не расставалась с ним не на миг. Но ему не суждено было прожить и трёх лет.
   Мне было одиннадцать, когда Фредерику было два года. В тот день я сидел за столом, разглядывая старую карту. Апрельское солнце светило в окно. Фредерик играл с солдатиками на полу комнаты. Но он недолго занимался этим. Вскоре брат подошёл ко мне и попросил пойти с ним погулять. Но я отказался. Тогда он выбежал из комнаты. Около часа его не было. А потом в доме началась суета. Кто-то кричал с отчаянием. Я вышел в коридор. В гостиной рыдала мать. Отец кричал на гувернантку и конюхов. Городской врач склонился над Фредериком. Мой младший брат умирал от нанесённых ему ран.
   Это сделал Ветер. Я долго не верил этому, но это было жестокой правдой реальности. Позже я узнал от конюхов, что Фредерик пытался оседлать Ветра. А он воспротивился этому и встал на дыбы. Фредерик не успел отбежать.
   Родители хотели убить Ветра. Но я написал об этом письмо дедушке. Он приехал незамедлительно. А потом сказал мне, что может оживить Фредерика. Было лишь одно условие. Я не должен был говорить родителям и другим людям об этом.
   Дедушка увёз моего брата в Валахию и воспитал его настоящим воином. А много лет спустя я снова встретился с ним. Но он ничего не помнил о своей настоящей семье. Он был командиром отряда воинов Лунной свиты. Я храню эту тайну всю свою жизнь».
   Дети слушали меня, не прерывая мой рассказ. Ветер стоял, грустно кивая головой. Я знал, что конь всё это помнил. Помнил, что почти убил моего брата.
-      Много лет я хранил эту тайну. Мрак этому свидетель. Но я никогда не забуду эту историю, - тихо произнёс я.

-      Свет и тьма! Сегодня начало недели полнолуния, - воскликнул Ник, входя в гостиную.
   Мы все обернулись к нему. В комнате я сидел в обществе всех дам этого дома. Ник сел на маленький диванчик у окна. Сара оглянулась на меня. Я кивнул ей и прищурился. Мариэтта фыркнула и продолжила вышивку. Бетти хмыкнула.
-      И что в том, что неделя полнолуния началась? – поинтересовалась Сара.
-      А то, что наша охота началась, - ответил я.
-      Вот именно, - кивнул оборотень.
-      Есть идеи, как и где каждый из нас будет охотиться? – улыбнулась Сара.
-      Мы с Бетти полетим в соседний город, а ты полетишь на запад, - пояснил я.
-      А что там, на западе? – удивилась Сара.
-      Там есть деревня. Людей там немного, но охота там будет абсолютно безопасной.
   На следующую ночь мы с Бетти взлетели с крыши дома. Низкие тучи закрывали луну. Бетти летела медленно и неумело. Поэтому я немного притормаживал. Вскоре мы прилетели в соседний городок. Было уже поздно, но по улице всё ещё гуляли подростковые группы и молодые пары. Я присматривал в толпе доступную для нас с Бетти жертву. И вскоре нашёл. По тротуару шли три девочки лет шестнадцати-семнадцати. Две из них не подходили, но третья – идеальная жертва. Я кивнул Бетти, смело подошёл к девочке и поглядел прямо ей в глаза гипнотическим взглядом. Девочка что-то сказала своим подругам и пошла со мной. Я завёл её в небольшой переулок. Она прошла туда и встала около стены.
-      Первая кровь дамам, - торжественно произнёс я.
-      Но я не умею, - разочарованно ответила Бетти.
-      Я тебе помогу.
   И я начал «поцелуй вампира». Чуть отпив крови девушки, я отошёл от неё и уступил место Бетти. Она неумело продолжила процесс «поцелуя». Вскоре девочка отошла от жертвы. Девушка была без сознания.
-      Ты не будешь помнить о нас, - положил я руку на голову девушки.
   Мы с Бетти вышли из переулка. Вскоре я нашёл жертву и для себя. Это была тоже девушка.
   Через несколько часов мы вернулись в старый дом. Нас встретила Сюзан. Сара и Мариэтта уже спали.
   После этой охоты я понял, что Бетти никогда раньше самостоятельно не проводила «поцелуй вампира». Ничего, и я когда-то не умел, но научился ведь. И неплохо научился.
   На следующую ночь Бетти устроила истерику. Она рыдала и сбивчиво объяснила, что родители говорили ей о том, что от первой охоты зависит мнение наставника. А она совершенно не умела охотиться. И теперь, как она думает, я должен разочароваться в ней. Девочка вбила это себе в голову. И успокоить её не было никакой возможности.
   Мариэтта ничего не могла с ней поделать. Сара улетела на охоту, а я стоял на балконе родительской комнаты и слушал звуки ночи. Мариэтта вышла ко мне и сказала, что Бетти убежала в ночь. А через час в дверь постучали. На пороге стоял знакомый дрампир. Он держал вырывающуюся Бетти за воротник.
-      Приветствую вас, леди Мариэтта. Филипп это не из вашего дома вампирёныш убежал? – поинтересовался он будничным голосом.
   Я посмотрел на девочку. Она была очень напугана. Ведь когда убегала, не думала, что у нас в городе живёт дрампир.
-      Отпустите меня! Я больше никогда не убегу-у-у! – плакала Бетти.
-      Кстати, приходи завтра на дискотеку в клуб. Там появился чужак. Ты его сразу узнаешь. Он жил в этом городе ещё, когда ты был маленьким. Но он чужак, поскольку не имеет разрешения вашего здешнего главаря на охоту в этом округе, - обратился дрампир ко мне.
-      Хорошо я проверю, - кивнул я (в мои обязанности входила проверка всех посторонних существ «второго мира в этом городе).
-      А что это за молодая вампирша охотится в деревне к западу отсюда? – спросил дрампир.
-      Это Сара. Та, что превратила меня, - спокойно ответил я.
   Дрампир крайне удивился. Я кивнул, подтверждая свои слова. Мариэтта тоже согласно кивнула. После её кивка во дворе промелькнула тень. А через секунду за спиной дрампира возникла Сара. Она бесшумно подошла к гостю и прикрыла ему глаза ладонями в вязаных перчатках. Дрампир охнул и выпустил воротник Бетти, который до этого всё ещё держал в руке.
-      Здравствуйте, а я и не думала, что ещё раз встречу вас, - промурлыкала Сара на ухо дрампиру.
   На следующую ночь я «пришёл» к Люси, вернее просто влез к ней в окно. Она подошла к зеркалу и вдруг пронзительно завизжала. Я незаметно подошёл к ней за спину. Я не отразился в зеркале, и некоторое время оставался незамеченным. Люси вздрогнула и снова завизжала.
-      Не кричи, пожалуйста. У меня от твоего визга уши заложило, - сообщил я.
   Люси вскрикнула и обернулась. Увидев меня, она с облегчением вздохнула с облегчением:
-      А ты больше не возникай так неожиданно, - парировала девушка.
   Я кивнул и, улыбнувшись, легко поклонился ей. Люси задумчиво оглянулась на зеркало. Её глаза расширились, и девушка снова громко и  закричала. Я непонимающе посмотрел вглубь зеркала. Там было только отражение Люси и всей её комнаты, но больше ничего. Люси снова повернулась ко мне и прошептала:
-      Ну, вот опять! Опять огонь и смерть!
-      Что, опять, - не понял я.
-      Там женщина. Она спит, а вокруг неё пламя. Женщина умерла. У неё остались три ребёнка – два старших мальчика и девочка, - чуть не плача откликнулась Люси.
-      Кто эта женщина? – задумчиво спросил я, даже не заметив, что сказал это вслух.
-      Она – черноволосая вампирша и… и наследница сестры Катрины, - не задумываясь, ответила начинающая колдунья.
-      Даниэлла?! – удивился я.
   Люси удручённо кивнула и заплакала. Я глубоко задумался и сел на край кровати девушки. Люси села рядом и чуть заметно оглянулась на меня. Обстановка накалилась. Начинающая колдунья, похоже, умела предсказывать только плохие вести. Я не знал, когда и за что погибнет Даниэлла. И почему у неё, якобы, будут трое детей, ведь у неё, вроде, только один сын – Алукард. Люси, видимо, поняла мои мысли и пожала плечами.
-      Слушай, Филипп, а ведь ты не так просто пришёл, - задумчиво сказала Люси.
-      Правильно. Но, похоже, тебе сегодня не до похода в ночной клуб.
-      Почему? Если я тебя не расстроила, то я тебе не помешаю, - опустила глаза девушка.
-      Меня? Если бы ты меня расстроила, то я бы не был таким спокойным. Так ты идёшь? – посмотрел я на Люси.
-      Но не пойду же я в домашнем халате, - возмутилась девушка.
   И Люси решительно вытолкнула меня из комнаты. Я встал с другой стороны двери и подождал, пока она снова не откроется. Через несколько минут девушка выглянула в коридор и одобрительно кивнула. Я вошёл и увидел Люси в новом её облике. Длинные тёмные волосы были покрыты блестящим лаком. Юбка была намного выше колен. Кофточка плотно облегала тело. Шпильки длинной не меньше пятнадцати сантиметров.
-      А ты в чём пойдёшь? – поинтересовалась Люси.
-      Вот так и пойду, - неуверенно ответил я.
   Люси фыркнула и командным голосом сообщила:
-      Отправляйся к Дэйву и возьми у него что-нибудь современное. А то появление в ночном клубе «призрака» наследника лорда из XVIII-ого века там происходит нечасто.
   Вскоре я уже прилетел на кладбище. В домике света не было. Похоже, Дэйв спал. В гостиной было тихо и темно, но мне темнота – не преграда. Я прошёл к старому камину и зажёг в нём огонь. Языки пламени ярко вспыхнули и мирно затрещали. Дверь в спальню была приоткрыта. На тумбочке около кровати тускло, но мягко горел ночник. Дэйв спал, укутавшись с головой одеялом. Я подошёл к шкафу и, открыв его, произнёс одно из заклинаний, предназначенное для быстрого решения моего вопроса. Вдруг одеяло откинулось, и Дэйв сел на кровати. Я вскинул голову, волосы хлестнули по плечам. Потомок Саймона растерянно и в то же время испуганно замигал. Невидимость опять подействовала. Мне осталось только вылететь в окно и прилететь обратно к Люси. Она меня уже заждалась.
-      Вот это вполне приличный видок! – одобрила девушка.
-      Люси, скажи мне, у тебя есть помело или полётная метла? – спросил я у начинающей колдуньи, вспомнив, что нужный нам клуб находится в соседнем городе.
-      Чего у меня есть? – непонимающе посмотрела на меня Люси.
-      Ясно, - сообщил я и взмахом руки телепортировал метлу из кладовки отцовского дома.
-      И зачем она тебе?
-      Не мне, а тебе. Это полётная метла – старое и проверенное средство передвижения, предназначенное для перемещения на любые расстояния на низкой высоте. Тебе главное – не свалиться с неё, а остальное – это мелочи жизни, - пояснил я.
-      Не свалиться с тонкой палки! Я иногда даже с велосипеда падаю, а ты думаешь, что сегодня всё обойдётся, - хмыкнула Люси.
-      Просто держись крепче за древко и мысленно прикажи метле лететь.
   Люси критично осмотрела меня. Я тоже оглядел себя. Но ничего интересного не увидел.
   Мы вошли в клуб. Там гремела музыка. Все присутствовавшие здесь веселились. Я смотрел на окружающих мистическим зрением), ачки сужаются, а глаза вспыхивают алым огнём). Но никто из людей, сидящих в клубе, не был вампиром. Время тянулось слишком медленно. Наконец ночь пошла на убыль. Я понял, что пора уходить.
   Ночной холод обступил нас. Люси зябко передёрнулась. Улица была пустой, и я хотел дать девушке команду на взлёт, но вдруг быстрая тень метнулась к ней и попыталась схватить её сзади. Люси обернулась и, увидев незнакомца, нанесла ему болезненный удар в грудь. Нападавший покачнулся, но устоял. Тогда Люси развернулась и сильно наступила ему каблуком на ногу. Незнакомец охнул и, отскочив, заметил меня. Захват и завал произошёл слишком быстро для человеческого восприятия (это и был вампир-чужак). Я, уже упав на землю, смог разглядеть чужака. Тёмные волосы почти доставали до плеч. Жёлто-карие глаза смотрели слегка насмешливо. На вид вампиру было около двадцати двух лет, но он был намного старше. Длинный плащ развивался на ветру. Мне показалось, что он когда-то был мне знаком. Я не был уверен, что могу точно сказать, кто этот вампир. Но вдруг чужак присмотрелся ко мне и от неожиданности вскрикнул.
   Позади чужака раздался шорох. Это была Люси, вооружённая метлой. Девушка замахнулась, но я поднял руку и этим жестом остановил её. Она недоумённо посмотрела на меня. Но мой доверительный кивок окончательно успокоил её. Люси опустила метлу.
-      Сильно же ты толкнул меня, - сообщил я чужаку.
-      Моё зрение меня не обманывает? Я действительно не сплю? – поинтересовался вампир.
   Наконец я понял, кто этот чужак. Это был сын конюха, служившего у отца. Тётя Изабелл предупреждала меня, что он видел её охоту, и ей пришлось убить его. Но я и представить не мог, что она превратила юношу.
   Сын конюха узнал меня. Он был удивлён встрече со мной. Ведь для него я уже давно умер. Его отец когда-то принёс моё тело во время моего летаргического сна в родительский дом. Тогда юноша отлично видел то, что жизнь покинула меня. А теперь мы встретились. Но и он уже был мёртв. Он тоже стал вампиром. Но, скорей всего, даже не заметил, что сам умер.
-      Это вы? Это, правда, вы? – продолжал задавать вопросы вампир.
-      Зачем спрашивать, если и без того узнал? Да, это я, Дерек, - поднялся я.
-      Но вы же умерли. Правда ваша сестра говорила, что вы приходили к ней, но лекари сказали, что это просто кошмарные сны, - тихо произнёс вампир.
-      Я столько же мёртв, сколько и ты, - ответил я.
-      Почему вы пришли?
-      Ты должен обещать, что будешь охотиться только в неделю полнолуния и не убивать свою жертву, лишь немного крови отпить из людей. И не больше трёх людей, - твёрдо произнёс я.
   Вампир кивнул и рассказал нам о том, что он живёт в этом городе уже долго - уже тридцать лет. Но многие годы тщательно скрывался и не пил кровь людей. Он согласился со всеми условиями.
   Многие из нас, как и он, долгие годы сторонятся людей. Мы слишком отличаемся от живых, поэтому нам сложно смириться с их правилами и законами. Живя во тьме, вампиры подчиняются приказам только своих правителей и существуют так, как позволяют обстоятельства. Большинство из нас не стремилось к такой жизни, но даже она – всё, что у нас есть. С каждым годом вампиров становится всё меньше и меньше. Превращённых осталось всего несколько тысяч. Настоящих больше. Но мы всегда чувствуем, когда кто-нибудь из нас уходит. Дух умершего вампира не успокаивается, как многие думают, а перевоплощается в другом теле и существует в нём, ожидая, что судьба уготовит ему на этот раз.
   Еще, будучи человеком, я думал, что меня ожидает впереди. А после превращения это стало почти непреодолимой идеей. Очень сложно было противостоять этому, но лучше жить в неведении, чем точно знать, когда и где ты допустишь непростительную ошибку, и скоро ли удастся её исправить.
   Сколько будет существовать жизнь на Земле, столько всё живое будет стремиться узнать или предугадать свою судьбу. А теперь представьте, что вы знаете обо всех событиях, которые произойдут с вами, все слова, которые будут относиться к вам или вашим близким, все сюрпризы, ожидающие вас впереди. После этого жизнь станет неинтересной и скучной до однообразия. Нужна ли она такая вам? Мне кажется, что нет. Лучше та жизнь, в которой полно неожиданностей и ярких моментов. Но решать только вам самим, я не в праве указывать вам, что делать.
   Но пора возвращаться к реальности.    
   Мы с Люси вернулись в наш город. Солнце скоро должно было встать. Сара силой уложила Бетти и уже легла сама. Мариэтта что-то читала в библиотеке. Сюзан гремела на кухне кастрюлями. Я прошёл в свою комнату. Там было темно. Тяжёлые шторы чёрного бархата скрывали предрассветный туман за окном. Я подошёл к старому зеркалу. Моего отражения там не было. Свет свечи в моей руке выхватывал из темноты край стола. Там лежал мой дневник. Я открыл его. Тетрадь была слишком старой, а потому страницы пожелтели, и записи были полу стертыми. Я начал читать. Там хранились все чувства прошедших лет. Я вёл этот дневник даже после смерти.  В нём хранилась запись и о моей любви к Саре. Я углубился в чтение. Дневник был не совсем обычным, скорее всего это были просто философские мысли в хронологии событий. Я приведу отрывок из моих записей.
     «18 ноября 1733-го года. Первая запись после смерти.
   Смерть – это не так уж и страшно. Сейчас я это понял. Больше не почувствую обычной человеческой жизни. Первая ночь моей новой и потусторонней жизни. Свет луны пробивается в окно. Её серебристый свет придаёт мне сил. Сегодня произошло что-то особенное. Сердце не бьётся, я больше не дышу. И солнца я больше не увижу. Это мне сегодня сказала тётя Изабелл.
   Первые полмесяца мне нельзя разговаривать, поскольку горло у меня ещё болит. Я опасаюсь, что Сара ушла навсегда.
   Вампиру нельзя показываться людям, но мне так хочется увидеть Мариэтту. Френсис и Маргарет удерживают меня от этого, но я не хочу, да и не могу поддаться им. Хоть я и стал вампиром, мои чувства и характер остались со мной. Я не так воспитан, чтобы так запросто улететь из своего родного города и из жизни моей семьи. Ночь, тьма и вечность теперь открылись передо мной.
   19 ноября 1733-го года.
   Сегодня я вырвался из склепа, в котором мы скрываемся первое время. Хорошо, что тётя Изабелл ушла охотиться. Её дети тоже ушли с  ней.
   Я остался незамеченным, но это только удача. В следующий раз может не получиться. Я нарушил закон (пришёл к Мариэтте, она думает, что я – призрак) и никто больше об этом не знает.
  Но сегодняшняя ночь ещё не закончилась, а потому не стоит думать, что ничего больше не случится.
   В мире много тайн. И человеку не хватит даже жизни, чтобы раскрыть их все. Поколения людей меняются, а тайны остаются. Одной из до сих пор нераскрытых тайн являются существа ночи. Иногда люди стоят на пороге разгадки ночного мира, но всегда что-то мешает сенсационному открытию. Сама мистическая тайна оберегает себя от лишнего внимания непосвящённых.
   20 ноября 1733-го года.
   Человеческую жизнь можно сравнить с жизнью цветка. Сначала человек появляется на свет. После постепенно растёт, «распускается», продолжает свой род. А в конце его красота исчезает, и он умирает, увядая, не нужный уже миру. Как грустно это! Одно поколение умирает, другое появляется, но Земля всё также вращается вокруг своей оси, солнце встаёт и садится, звёзды яркими точками светят с небес. Мир остаётся прежним на протяжении многих тысяч лет. Но меняются чувства, нравы, обычаи людей. Человеческий мир, как огромный муравейник, вечно в каких-то заботах, тревогах печалях. Некуда уйти из суеты мирской.
   Снаружи льёт дождь, и в склепе стало слишком холодно и сыро. Но тётя Изабелл не разрешает разводить костёр, поскольку свет может заметить отец Саймона, и случайная искра легко подпалит сухое дерево гробов.
   Сегодня я ненадолго выходил наружу (опять к Мари) и чуть не столкнулся с Ником. Но, к счастью, он меня принял за Френсиса. Какое везенье, что мы с ним так похожи!»
-      Зима пришла. Утреннее солнце уже играет на сугробах, заставляя их переливаться всеми цветами радуги. Миром завладел свет, в доме всё затихло, а ты всё никак не уснёшь, дитя ночи, - прозвучал где-то рядом детский голосок.
   Он звенел, как весенняя капель, как капли дождя, ударяющиеся о камни. Трудно было не узнать его обладательницу. Это была та самая маленькая колдунья, сгоревшая уже много лет назад. Она сама не могла появиться в комнате, но это её тень-призрак иногда приходила ко мне. Она находилась в глубине зеркальной поверхности, в другом, параллельном мире.
   Я поднял голову от тетради. Девочка посмотрела на меня и улыбнулась. Её улыбка была чистая и прекрасная, словно лучик солнца, пробившийся сквозь тучи. И комната вдруг озарилась светом, будто чёрных штор на окнах не стало, и сквозь стёкла хлынули потоки радостного и тёплого утреннего света.
Наверх
 

Я помню правду, я вижу ложь, я верю сердцу своему.&&
 
IP записан
 
Веролайнэ Дирлом
Новичок
*
Вне Форума


Воля для дракона только
в небе

Сообщений: 26
Пол: female
Re: Истории вампира. Часть первая.
Ответ #3 - 02.02.2011 :: 22:27:09
 
Глава 7
Тайны минувших дней.

   Время невозможно остановить. Сколько бы мы ни старались задержать его, оно всё равно продолжало бы идти. С годами события уходят вдаль веков. Лишь наша память сохраняет эпизоды прошлого. Со временем старые знакомые забываются, лица стираются из памяти, и ты уже не сможешь вспомнить чью-нибудь внешность в деталях. Неумолимо проходит человеческий век.
   Мы с Ником пришли в домик на кладбище. Дэйв сидел за столом и, смотря старые записи, что-то писал.
-      Что это ты делаешь, смертный? – спросил Ник.
-      Мэр попросил переписать все записи об умерших, - ответил Дэйв.
-      О, ну так ты далеко не продвинешься. Мы тебе сейчас поможем с этим.
   И Ник склонился над бумагами. Потом оборотень взял ручку и принялся за переписывание. Но писать он умел только пиром и вскоре оставил попытки помощи Дэйву.
-      Наша учительница в интернате тоже вдруг разучилась писать ручкой, - загадочно произнёс Дэйв.
-      Смотрите, как раз восемнадцатый век! Сейчас почитаем, - заметил Ник.
   Мы склонились над записями. Чернила почти выцвели, а бумага была готова распасться пылью. Это делало чтение весьма сложным.
   «Лорд Эдвард (1660 – 1714) – умер от долгой и тяжёлой сердечной болезни.
    Леди Мария (1665 – 1715) – умерла от лихорадки.
   Младший наследник лорда Фредерик (младший) (1729 – 1731) – смерть наступила в результате несчастного случая.
   Старший наследник лорда Филипп (1719 – 1733) – смерть наступила при непонятных и таинственных обстоятельствах.
   Молодая леди Мариэтта (1716 – 1734) – умерла от сильнейшей депрессии.
   Леди Элизабет (1695 – 1734) – умерла от сердечного приступа. 
   Лорд Фредерик (старший) (1688 – 1734) – смерть в результате самоубийства».
-      И что, род прервался? – поднял голову Дэйв.
-      Да, - кивнул я.
-      Но ведь кто-то должен был выжить.
-      Дети рода выжили. Мари сейчас сидит у камина в доме и вышивает. Фредерик где-то в Румынии. А Филипп стоит здесь с очень задумчивым лицом, - сообщил Ник.
-      А кто такой Саймон? – вдруг спросил Дэйв.
-      Это твой предок по отцовской линии, - ответил оборотень.
   Но тут Дэйв как-то странно посмотрел на рукопись, а затем на нас и встал. Он промчался в соседнюю комнату и скоро вернулся оттуда с чем-то в руках.
   Это оказалась маленькая фотография в рамке. На ней был изображён Саймон в семилетнем возрасте, стоящий рядом со своей мамой.
-      Это он? – поинтересовался Дэйв.
   Оборотень глянул на фотографию. Я тоже скосил на неё глаза.
-      Да, - согласился Ник.
-      Но как он появился в вашем времени?
-      Это долгая история. Лучше скажи, как там его мать, - попросил оборотень.
-      Да пока нормально. Вот только однажды на два дня пропала вместе с сыном, а потом снова появилась, но уже без него. И ещё… Исчезала – была молодой, вернулась уже постаревшей. И всё вела себя странно. Говорила, что Саймон не захотел вернуться. Но откуда вернуться, не сказала. Так вот почему та девушка назвала меня Саймоном! Она подумала, что он вернулся в своё время и остался ещё жив, - наконец понял Дэйв.
   Я его уже не слушал. Да и какая мне разница, о чём думала Сара, когда перепутала совершенно непохожих людей. Главное – это то, что она вернулась.
   Я закрыл глаза, и снова прошлое всплыло из глубин моей памяти.
   Раннее утро. Солнечный свет заливает сад и крыльцо дома. Прямо около перил на большой клумбе цветут гладиолусы, наполняя воздух своим тонким ароматом. На крыльцо вышла Мариэтта. Она постояла немного, затем пошла вглубь сада. Оттуда легче всего выйти к старой торговой площади. Там можно было найти много интересного. Я последовал за сестрой. Мариэтта шла по площади и смотрела по сторонам. И вдруг на неё налетел мальчик лет семи. Сестра возмущённо посмотрела на него и прошла мимо. Мальчик чуть не упал от неожиданности. Но тут в пустом пространстве возникла молодая женщина. Я остановился от неожиданности. Женщина подошла ко мне и спросила: «Какой сейчас год?» «1724-й», - ответил я нерешительно. Мальчик вцепился в руку женщины (по-видимому, она была его матерью). Мариэтта обернулась и позвала меня. Я пошёл за ней. Но мальчик побежал за нами. Он с силой развернул мою сестру к себе и потребовал объяснения ситуации. Вскоре он смог рассказать о том, что он из другой реальности – из будущего. Это и был Саймон и его мать.
-      Филипп, ты не спишь? – тряхнул меня Ник.
-      Нет, просто задумался.
-      Ох, нет! – вдруг воскликнул Дэйв.
-      Что такое? – поинтересовался оборотень.
   Но Дэйв не ответил. Я глянул ему через плечо.
-      Это был несчастный случай. Попутная машина ехала слишком быстро. И тормозной путь у неё был великоват. Машины столкнулись, и у второй машины полыхнул бак. Огонь, впрочем, быстро погас. Но исход столкновения был уже ясен. Тебя при ударе выбросило из машины. Я прыгнул следом. Хорошо ещё, что рядом с дорогой был газон…
-      А что дальше? – поднял голову Дэйв.
   В его голосе слышались слёзы.
   Но я лишь отвернулся к окну. Мне не хотелось продолжать эту тему. Всякий раз, когда я вспоминал о том вечере, передо мной возникала смятая машина, отец Дэйва с проломленной грудной клеткой и застывшее навеки в  ужасе лицо женщины, сердце которой пробила какая-то деталь.
-      Одиннадцать лет, и мы смогли окончательно починить машину. Теперь она также прекрасна, как и была до аварии, - сообщил Ник.
   Тут раздался стук в дверь. Дэйв подошёл к ней и, поглядев в глазок, чуть не упал. Мы с Ником, не сговариваясь, спустились в подвал. Там стоял старый гроб с приоткрытой крышкой. Я быстро влез в гроб, а Ник спрятался в шкаф. Наверху послышались шаги и голоса. Их было два, один из них был женский, а второй – Дэйва. Мне было хорошо всё слышно из моего укрытия.
-      Почему ты убежал? – спросила женщина.
-      Я больше не хочу там жить, - ответил Дэйв.
-      Но почему?
-      Я уже нашёл здесь новых друзей. Узнал много того, что само по себе необычно.
-      Но почему именно здесь?
-      Это дом, где я родился.
-      Что! Этого не может быть!
-      Но это правда.
   Женщина прошла в комнату и села в кресло. Потом взяла что-то и спросила:
-      Откуда это у тебя?
   Видимо она увидела на столе мою шляпу, которую я снял, когда вошёл в дом.
   Дэйв не ответил. Где-то рядом зашевелился Ник. Он вылез из шкафа и потихоньку поднялся наверх. Там некоторое время было тихо. Потом женщина обрадовано обняла большого серого волка, в которого превратился Ник. Тогда я тоже поднялся наверх из подвала. Все обернулись. Волк подошёл ко мне и улёгся рядом. Женщина поднялась мне навстречу. Я поклонился ей. Это была мать Саймона. Она немного растерялась, увидев того, кто, по мнению многих, уже давно умер.
-      Милорд, неужели я снова вижу вас! – воскликнула она.
-      Скажите, почему вы появились здесь только сейчас? – посмотрел я на женщину.
-      Мне сказали, что один из учеников интерната убежал именно сюда, - ответила она.
   Я улыбнулся. Волк лизнул мне руку. Дэйв сел в кресло и прикрыл глаза.
   Вскоре я почувствовал скорый восход солнца. Мать Саймона решила остаться в домике на кладбище. Мы с Ником пошли в город.
   Следующая ночь началась с того, что в комнату влетела летучая мышь с запиской от Карен:
       «Приходи на берег реки в большую пещеру. Пора отдать Люси колдовскую книгу. Она будет великой колдуньей, если прочитает книгу».          
   Я свернул записку и отправился к реке. В коридоре стояла Мариэтта.
-      Куда ты идёшь? – спросила она.
-      К реке, - ответил я.
   Небо было покрыто звёздами. Луна светила очень ярко. Снег хрустел под каблуками моих сапог. А вокруг плыла тьма. Клочья серого тумана обволакивали меня холодным ватным покрывалом.
   Пещера была очень давно выдолблена в обрыве над самой кромкой глубокой и бурной заводи. Попасть в неё можно было из развалин дома маленькой колдуньи и с воздуха, пролетев над водой.
   Я влетел в отверстие входа в пещеру и приземлился у стены. Внутри было темно и сыро. Крупные капли воды срывались с потолка и стен и падали со звоном. Далеко в глубине горел масляный фонарь. Я пошёл туда. И вскоре увидел Карен и Ника, стоящих перед каменным выступом, на котором уже многие годы лежали всякие колдовские принадлежности. В дальнем углу к стене пещеры было прислонено старое магическое зеркало, завешанное паутиной и покрытое толстым слоем пыли. Свет лампы выхватывал из темноты кресло, предназначенное для колдуньи, которой пока не было здесь. Ник взмахнул перемещающим жезлом, и посередине пещеры возникла Люси в шёлковой пижаме. Карен хмыкнула, а Ник ещё раз взмахнул жезлом, и на Люси вместо пижамы появилось весьма симпатичное платье.
-      Займи своё место на троне, колдунья! – громогласно потребовал Ник.
   Люси подчинилась, хотя и без особого энтузиазма.
-      Сегодня ты станешь полноправной колдуньей. Для этого тебя должна признать одна из колдуний, а затем ты должна будешь приготовить зелье и испробовать его на ком-нибудь. Если зелье сработает, то ты станешь колдуньей мистического круга. Если же нет, тогда тебе придётся погибнуть, - продолжил Ник объяснять правила производимого ритуала.
   Карен в это время разожгла костёр. Пламя поднялось и задрожало, от чего на стенах заплясали загадочные тени, и мрак притаился в углах. Я подошёл к каменному выступу и взял старую книгу. Потом повернулся к зеркалу и открыл её. Нужное заклинание нашлось довольно быстро.
-      Могильный камень отойди,
     Силы зла освободи.
     Пусть земля расступится,
     Ветер поднимется,
     Огонь разгорится,
     Вода подчинится.

     Силой могущества тебя призываю,
     В наш тебе мир врата отпираю.
     И в полуночный час
     Явись ты для нас.
     Пусть огонь всполыхнётся,
     И дверь распахнётся.
   Зеркало помутнело, а потом в нём возникла маленькая колдунья.
-      У вас появилась новая колдунья. Интересно. Но зачем нужно было произносить это всё, можно ведь было просто позвать. Ну ладно, это уже ваше дело, как меня звать. Вы хотите, чтобы я согласилась с тем, что эта девушка – колдунья. Я вас правильно поняла, дитя ночи? – прожурчал её голос.
   Я кивнул.
-      Да, она колдунья. И я не удивлюсь, если очень даже сильная. Но в её время мало кто верит в колдовство. Поэтому и она весьма скептически относится к своей новой роли, - сообщила своё мнение колдунья.
-      Тогда скажи нам, какое она должна приготовить зелье, чтобы стать колдуньей? – подала голос Карен.
-      А пусть попробует сварить приворотное зелье, - ответила колдунья.
-      А на ком она должна его будет испробовать? – поинтересовался Ник.
-      На каком-нибудь смертном, - последовал ответ.
-      А на ком именно?
-      На потомке Саймона.
-      Ты серьёзно? В прошлый раз ты тренировалась с этим зельем и приворотила мою сестричку к самому Саймону. А теперь хочешь, чтобы Дэйв влюбился в Люси! – возмутился я.
-      Хочешь я тебе раскрою одну тайну? Он и так уже в неё влюблён, но их отношениям не хватает огонька, маленькой искорки, способной разжечь великую любовь, - спокойно ответила колдунья.
-      Ты хочешь сказать, что им суждена большая любовь? – подняла глаза Карен.
-      Да. А теперь, новая колдунья, приступай к приготовлению зелья. Скоро уже наступит утро, и мне придётся вернуться к слугам Королевы Загробного мира.
   Люси поднялась и подошла к огню. Ник подвесил над костром котелок и налил туда воду. Маленькая колдунья вышла из зеркала и подала Люси какие-то травы, а затем снова вернулась обратно в блестящее стекло.
   Вскоре зелье в котле закипело. Колдунья удовлетворённо кивнула. Я сел на край выступа и сказал Люси то, что она должна кинуть в зелье одну свою ресницу. Девушка так и поступила. Из котла сверкнул яркий луч света. Колдунья улыбнулась, поняв, что всё прошло хорошо, попрощалась и исчезла. Люси устало опустилась в кресло.
-      Завтра утром я приведу тебя в гости к Дэйву, а ты незаметно подольёшь ему в чай это зелье, - произнёс Ник, обращаясь к Люси.
-      А теперь-то я смогу, наконец, лечь спать? И что это за место? – спросила девушка.
-      Это пещера над рекой. Пойдём, я тебя провожу, - ответил я и повёл Люси в город.
  В январе Сара нашла в одной из кладовок подвального этажа старые рыцарские доспехи и уговорила меня надеть их. Потом обрадовано вручила мне рыцарский меч. Сюзан удивилась тому, что эти доспехи подходят мне по размеру.
   История с доспехами имела богатое прошлое и  приобретёт интересное будущее.
   Люси училась колдовству и хотела стать очень сильной колдуньей. Дэйв влюбился в неё и теперь пытался чаще видеть её. Бетти умело приспосабливалась к новой жизни. Я помнил, что девочка увидела рядом с нашим другом своего худшего врага. Что теперь она думает о свободных оборотнях? Может ли доверится Нику или Карен? Эти вопросы волновали меня в то время. Но ответы на них никак не могли найтись. Порой я хотел задать их Бетти. Но понимал, что так поступать слишком рано, поскольку душевные раны девочки ещё не зажили.
           







Глава 8
Умерший рыцарь ожил, чтобы снова умереть.
   Смерть – вещь неотвратимая, но иногда её можно победить. Хотя бороться с ней могут только мистические существа. Только вот люди обычно пытаются вмешаться в истории бессмертия. Вот только для них это иногда оканчиваются весьма плачевно. Они всегда пытаются создать себе проблемы.                  
   В середине января прибежала Люси и, увидев стоящие около камина доспехи, остановилась в дверях гостиной. Сюзан пролетела прямо сквозь неё. Люси, наконец, прошла в комнату. Она обессилено опустилась на диван рядом с Бетти, разглядывавшей картинки в старой книге. Мариэтта обеспокоено оглянулась на неё. Я спокойно поднял с каминной полки шлем и надел его. Люси помолчала, а потом попросила снять. Я послушно стянул железную шапку. Сразу вспомнился день великого боя между нашим отрядом и отрядом дрампиров.
   В ту ночь я проснулся рано и вышел из шатра. На камне около костра сидел Френсис. Он был как-то задумчив и загадочен сейчас. Отблески огня переливались в его волосах, и казалось, что волосы сами по себе светятся. Что-то явно было не так. Но что? Этого я понять не мог.
-      Дрампиры опять взбунтовались, - сообщил плохую новость Френсис.
   Он всегда отличался прямотой. Если из некоторых можно тянуть часами нужную информацию, то он сразу говорил самое важное.
   А через два часа без предупреждения напал хорошо вооружённый отряд дрампирских воинов. Половина нашего лагеря ещё отдыхала после длительного перехода на юг, а потом обратно к Карпатам. В дозоре сегодня было всего десять воинов нашего отряда. Всё произошло слишком быстро. Дрампиры вскинули арбалеты. Но стрелы! Это же серебряные наконечники! Выстрелили все одновременно. Но мы сумели увернуться. Вторая атака прошла лучше для них. Одного из наших смертельно ранили. Мне попали по медальону. Золото даже не погнулось. А вот стрела сломалась. Бой продолжался долго. Перевес был то на их стороне, то на нашей. Никто с поля боя не ушёл без ранений. Френсиса ранило два раза, но не смертельно, хотя он и потерял много крови. Мне сильно, почти до кости, проткнули мечом правую руку. Нику тоже досталось.
   И вот, лёжа в шатре и слушая хриплое дыхание брата, я понял, что всё в мире не вечно. Всё когда-нибудь исчезнет. Вот и дети тьмы могут однажды вымереть. И не станет нас на Земле. А потом люди уничтожат и свою планету, и себя самих. Как это грустно сознавать, что тебя люди считают безжалостным монстром ночи, уничтожающим всё живое, вечным ужасом, которым испокон веку запугивают детей. Но ни разу люди не присмотрелись к самим себе. Ведь только от рук людей загрязняются атмосфера, вода и земля, вымирают многие виды животных. Сами люди в погоне за чем-то убивают других людей. А чего стоит их оружие! Это просто ужас! Таким образом, выходит, что человечество само виновато в своих бедах.
  На следующую ночь дрампиры опять напали. Это было совершенно бесчестным поступком. Они испытывали нас на прочность. Наш отряд вышел на бой в полном составе. Но дрампиров всё равно было в несколько раз больше. Я мало что помню из битвы. Помню лишь скачущего на всей скорости коня, несущего на себе наследственного французского вампира Алберта, и стоящего в самой середине сражающихся со шпагой в руке бледного, но решительного Френсиса. Битва снова окончилась в пользу дрампиров.
   Третья битва была самая сложная. Она началась ещё днём. Среди превращённых в нашем отряде было шесть наследственных вампиров. Они могли сражаться при свете дня, но все дрампиры абсолютно не боялись солнца, а потому они напали, нарушив все правила чести мистического мира. Как только солнце наполовину зашло, в шатёр вошёл Доменик, он был одним из наследственных, и сказал мне идти на бой. Френсис уже не мог сражаться, но тоже поднял голову. Ник уже давно ушёл. Долгие часы прошли в битве. Передо мной проносились свои и чужие воины. Я мчался вперёд на Ветре, а вокруг всё кипело. И тут рядом раздался выстрел… Ветер встал на дыбы, а потом начал брыкаться. Я не смог удержаться в седле и упал в кусты. Последнее, что перед падением мне удалось увидеть – это как из палатки выходит Френсис. он был сильно ранен, но понял, что отряд скоро может потерпеть поражение. Рядом раздался неуверенный шорох. Сквозь ветки на меня кто-то пристально уставился. Я приподнялся на локтях. Кусты снова зашевелились. А потом между ветвями проявилась чья-то фигура. Женская фигура. Но кто – враг или друг. Хотя скорее враг потому, что у нас в отряде девушек не было. Но потом девушка приподняла тяжёлый арбалет. Она оказалась дрампиршей,  воительницей способной убить меня одним нажатием рычажка. Я медленно сел. Девушка напряглась и ещё сильнее сжала рычаг. С другой стороны тоже зашуршали. Секунду спустя моему взору явился ещё один дрампир. Это был юноша лет двадцати. Девушка облегчённо выдохнула. Я так просто попал в ловушку. Девушка неуверенно переглянулась со вторым дрампиром и, пристально поглядев мне в глаза, спросила:
-      Кто ты?
   Я чуть не упал от неожиданности и решил не отвечать.
-      Перестань, сестра. Ты же видишь, что он – один из наших противников. Нужно побыстрее убить его, - одёрнул девушку второй дрампир.
-      Зачем? – искренне удивилась дрампирша.
   Похоже было, что она на войне первый раз, ещё не успела привыкнуть к безжалостному убийству.
-      Так положено.
-      Не позволю! Ты не посмеешь! А иначе… - всхлипнула девушка.
-      Хватит! Ты перешла все границы.
   Я тихо сидел между спорящими и не вмешивался в разговор. Дрампиры ещё несколько минут переругивались, а потом дрампир выхватил у сестры арбалет и попытался выстрелить. Но дрампирша повисла у него на руке.
-      Не смей! – закричала она.
-      И посмею! – оттолкнул сестру дрампир.
-      Тогда я тебя убью.
-      Только попробуй, - ухмыльнулся дрампир.
   Я встал. А за кустами раздался топот множества копыт. А потом у меня за спиной кто-то появился. И я, и дрампиры одновременно обернулись. Это был высокий рыцарь в старинных доспехах и шлеме с опущенным забралом. Он перехватил меня левой рукой, а правой нацелил тяжёлую саблю на удивлённо мигавших дрампиров.
-      Что здесь происходит? – громогласно поинтересовался рыцарь.
   Его голос был глуховат из-за закрывающего лицо забрала. Никто ему не ответил. Рыцарь быстро и с лёгкостью поднял и посадил меня в седло своей лошади, а потом сказал:
-      Поехали, найдём Ветра. А потом я заберу вас с Френсисом к себе, - сообщил рыцарь и, сев сзади, тронул поводья.
   Лошадь быстро перешла на лёгкий галоп. И тут я узнал рыцаря. Это был мой дедушка. На помощь нашему отряду пришли те, кто были в нём до нас, а сейчас они служат в охране замка Дракулы.
   Теми дрампирами, которых я видел в кустах, оказались Натали и её брат.
-      Если ты и дальше будешь сидеть с таким видом, то я могу подумать, что с тобой что-то не так, - хмыкнула Мариэтта.
-      Откуда такой антиквариат? У вас выставка что ли открылась или романтики захотелось? – бодро поинтересовалась Карен, входя в комнату.
-      Ничего подобного. Просто мне нужно вычистить кладовки от мусора. А этот «антиквариат», как ты говоришь, просто стоит здесь и никому не мешает, - ответила Сара.
-      Ой, мамочка родная, да тут же герб ещё самого Влада Ш Дракулы! Это же пятнадцатый век! Кто это здесь такой древний? – продолжала совершать открытия Карен.
-      Это дедушка одолжил для спектакля, но, видимо, забыл про них, - сообщил я.
   Карен поглядела на меня самым заинтересованным взглядом. Люси тоже подняла голову. Я прикрыл глаза.
-      А я думала, что ты не разбираешься в геральдике. Но сейчас я уверилась в обратном, - обратилась Сара к жене Ника.
-      Ох, ну неужели за столько лет я бы не отличила валашскую работу от какой-либо другой, - смущённо покраснела Карен.
   Люси насторожилась и повернулась к нам. В её карих глазах появилось непонимание. Мариэтта тихо вздохнула и сказала:
-      А в этих доспехах Филипп – просто неотразим. Ну, просто настоящий рыцарь.
-      Стоп! Я не поняла. У вас тоже был спектакль про взаимоотношения людей в средние века? – недоумевала колдунья.
   Мы все переглянулись. Сара резанула мою сестричку недобрым взглядом. Мариэтта же только беспомощно пожала плечами. Карен фыркнула и подняла лицо к потолку. Бетти, услышав что-то, оставила на диванчике книгу и, предчувствуя близкую грозу, выскользнула из комнаты. Я последовал за ней, не желая вмешиваться в женские разборки. Во входную дверь действительно стучали. Бетти распахнула дверь. На пороге стояли Ник и Дэйв, причём последний старательно пытался снять с головы шлем. И при всём этом шестнадцатилетний юноша был полностью одет в полный костюм злого средневекового рыцаря. Ник же мрачно хмыкнул и сообщил, что Дэйв нашёл доспехи Саймона и надел их, а потом не сумел их снять. А Ник побоялся силовыми методами избавить его от обмундирования. Я не понял, как Дэйв нашёл реквизит для спектакля и зачем он вообще решил снарядиться для несуществующего похода.
   А потом Люси сбивчиво рассказала, что в её школе планируется организация исторического спектакля. Но у них нет претендентов на роли рыцарей и оруженосца доброго рыцаря. Она сообщила нам, что, скорее всего мне, Нику и Дэйву придётся помочь молодёжи в праздничном вечере конца весны и начала лета.
   Наверное, странно всё то, что происходило в тот вечер, но по-другому просто не могло произойти. Новая постановка того самого спектакля, который так сильно изменил судьбу всего города. Что же это может значить? Замкнутый круг, после завершения которого обязательно всё повторится с противной точностью? Восстановление кем-то событий прошлого для   каких-то своих никому неведомых целей? Искусная ловушка, которая сработает, как только мы начнём действовать по плану злоумышленников? Все эти варианты возможны. Но какой из них правильный? Это нужно будет узнать после начала активных действий. Есть только один способ действия – начать поступать так, как хочется кому-то, кто придумал этот план действий.
   Похоже, что опять только меня беспокоили проблемы внешнего характера. Остальные же увлеклись высвобождением Дэйва из мудрёного старинного  скафандра. Я незаметно потянул за одну ленточку. Застёжка шлема щёлкнула, и он легко отсоединился от остальных доспехов. С перчатками и нижней частью я поступил аналогично. Вскоре освобождённый от железа Дэйв уже пытался отдышаться, сидя в кресле. Возможно, я и не прав, но Дэйв в доспехах часа полтора может и протянет, а потом просто свалится без сил. Но ему придётся не только походить по сцене в полном облачении со щитом, копьём и мечом в руках, но ещё и немножко помахать своим оружием, пытаясь убить доброго рыцаря, а в самом конце гордо взмахнуть мечом и победить противника. В общем, задача перед Дэйвом стоит сложная, и не факт, что он с ней так блестяще справится, как хотелось бы.
   Так, стоп! Или я сошёл с ума, или мир уже так изменился, что мне с моими принципами его уже не понять. Что же всё-таки происходит?
   Время было уже позднее, для людей естественно, а потому Люси и Дэйв удалились. Остальные же принялись обсуждать сегодняшнее происшествие. Никто, как выяснилось, не понял интересного совпадения, взбудоражившего всех присутствующих в гостиной. Предполагались разные варианты, но ни один не мог быть правильным. Тогда я решил пойти на крайние меры.
   На следующий вечер я пошёл в городскую библиотеку. Там работала одна старая женщина, которая могла приоткрыть завесу тайны. Она, к счастью, оказалась на месте.
-      Полагаю, ты хочешь узнать, почему директор школы решил поставить именно этот спектакль, ведь прошлая попытка стала поводом для таинственных событий? – поинтересовалась женщина, садясь за стол в кабинете.
   Я кивнул. Тогда она открыла одну из книг, лежащих у неё на столе, и начала читать:
-      «…К тому было только одно препятствие – странная пропажа документа, подтверждающего разрешение высокопоставленного управляющего лица на постановку. А чтобы спектакль всё равно состоялся, никто, включая даже самого постановщика, не должен был узнать о пропаже. Для выполнения данного условия всё было засекречено. Но после успешно прошедшего спектакля начались ещё более странные происшествия. А потому лорд запретил ещё когда-либо ставить данный спектакль. И с ним согласились многие. Но некоторые всё же были против данных мер. Некоторые городские жители слишком критично отзывались об этом строгом запрете. А потому горожане разделились на две группы – те, кто поддерживает высокопоставленные силы, и те, кто против них. Итогом спору послужил пожар в документальном архиве городского театра, при котором сгорело много ценных бумаг и сценариев. По городу прошли слухи, что в архиве музея сохранился один экземпляр сценария данного спектакля. Но в свете скоропостижной смерти лорда, чей запрет повторной постановки породил столько слухов, о сценарии и о спектакле забыли. Позже мэр города сказал, что проклятие злой ведьмы, наложенное на город, в очередной раз сработало. Как в жизни, так и на сцене настоящая любовь погибла. И так произойдёт и во второй раз, когда поставят этот спектакль. А потому всеми земными силами он наложил запрет на повторную постановку. А если люди ослушаются, то кто-нибудь обязательно погибнет…»
   Я задумался. Впрочем, постановку уже не отменить. Первый шаг в бездну уже сделан. А за ним будет сделан и второй, а потом третий, четвертый пятый… И так пока спектакль не пройдёт. Ну, а после будет уже поздно. Что же делать… Стоп! У меня родилась блестящая идея! Нужно сделать так, чтобы в процессе постановки никто ни в кого не влюбился. Тогда и трагедии не последует. Но как же поступить с Люси и Дэйвом? Хотя если Люси вообще не будет участвовать, а на её место поставить кого-нибудь другого, то может получиться. Но кто, в таком случае, может занять её место? Всё это тревожило меня, пока я шёл на ипподром.
   Кто-то нарушил старый запрет, и теперь всему городу угрожает опасность. Хотя наверняка все уже и позабыли о запрете. Но почему он так быстро всем забылся? Что стало поводом к его нарушению? Я оставил решение этих вопросов на следующий вечер.
   Но в конюшне меня ждал неприятный сюрприз. Сторожа не было на месте. Но это было ещё не самое страшное. Половина лошадей просто исчезла из конюшни. Я чуть не упал от такого зрелища. Оставшиеся лошади были либо ещё маленькие, либо уже старые. В других конюшнях творилось то же самое. Но меня добило исчезновение Ветра. Мой конь никому просто не дастся Я обессилено сел на кучу соломы. Всё! Больше я не могу бороться, зная, что мой конь где-то далеко.
   Вернулся я домой в крайне плохом настроении. Девушки решили меня не беспокоить. Остаток ночи я пытался понять, кому и зачем понадобилось красть столько лошадей.
   Как только солнце зашло, я спустился в гостиную. Мне сегодня не спалось. Вскоре примчался Ник, сообщив, что на ипподроме творится полная неразбериха, и что лошадей украли. Я ответил ему, что знаю это и сам вчера видел. Ник начал раздражённо ходить по комнате. Я вскользь посмотрел на него. Оборотень вздохнул и решительно выложил на журнальный столик кинжал.
-      Кинь его в пол. Я должен перекинуться, - тихо произнёс Ник.
-      Но разве ты сам не можешь? – удивился я.
-      Нет. Филипп, я смогу превратиться не в волка, а в какое-нибудь другое животное. А для этого кинжал должен кинуть вампир.
   Я резким движением кисти кинул кинжал в пол. Ник ловко сделал кувырок над кинжалом. Секунда, и на полу стоит огромный охотничий пёс.
-      Я пошёл искать похитителей. Вернусь через час, - пролаял оборотень с лёгким напряжением, ведь собачьи челюсти не предназначены для человеческих слов.
   Сказав это, Ник выбежал из комнаты, а я сел в кресло и начал ждать. В гостиную влетела Сюзан. Она, грозно посмотрев на кинжал, начала ворчать о том, что нечего портить паркет кинжалами. Я фыркнул и запустил в призрака подушкой с дивана. Сюзан качнула головой и одним движением руки поправила светло-золотые локоны, а потом скрылась в стене. Сверху раздался крик Мариэтты. Она потеряла свой новый корсет, который недавно сшила себе для подаренного ей Маргарет платья. Я сузил глаза, а сестра поблагодарила меня с лестничной площадки третьего этажа.
   Вскоре появился Ник. Он нашёл похитителей. Это были одноклассники Люси! Мне не хотелось чем-нибудь вредить им, но они кому-то мстят. Но кому и за что? Оборотень отвёл лошадей обратно. Всех, кроме Ветра. Его вместе с другими лошадями.
   Следующим вечером меня разбудила Люси. Она позвала меня на репетицию. Я пошёл в её школу. В пустом школьном дворе ко мне подошли несколько подростков. В голове что-то щёлкнуло. Я постарался сделать вид, что не заметил недоброжелателей. Самый старший из мальчишек резко приблизился. В его глазах была злоба и неуправляемая ярость. В этот момент он был очень опасен. Он обернулся к товарищам. Один из них кивнул. Тогда он повернулся ко мне и сказал:
-      Так вот ты какой, вампир. А мы сначала нашему другу не поверили. Но теперь я и сам тебя вижу.
  Я ничего ему не ответил. Юноша схватил меня за завязки плаща и притянул к себе. Мне не хотелось выказывать сопротивление, ведь даже сила вампира не безгранична. Если трёх-четырёх из них я ещё мог вывести из боя, то со всеми мне явно не справиться.
-      Значит, ты будешь играть рыцаря. Ну что ж. Я понимаю учителей, но этим они сломали мне карьеру. Поэтому я убью тебя. Вампира никто не будет искать. А вскоре о тебе забудут, - прошипел юноша.
-      Что ты хочешь, смертный? – спросил я.
-      Убить тебя и играть в спектакле рыцаря.
-      Играй. Мне всё равно, - ответил я, пожав плечами.
   Мне стало интересно узнать, как он влезет в мои доспехи.
   Все подростки обступили меня. Я понял, что сейчас начнётся драка, и мысленно позвал Ника.
-      Твои последние слова, вампир, - произнёс главарь этой банды.
   Я отвернулся. Тогда подростки напали все сразу. А на дорожке показались Ник, Дэйв и Люси. Чёрт! Зачем они её-то привели?! Во имя Дракулы, неужели это мне не кажется! Но это было правдой. Девчонку в мальчишескую драку пустили. Я защищался от семи подростков сразу. Никто здесь не использовал оружие. Все дрались врукопашную. Ник поспешил мне на помощь. Дэйв тоже двинулся вперёд. Люси не предпринимала попыток вмешаться в драку, просто смотрела на происходящее, скрестив руки на груди.
   А потом старший подросток перехватил меня, и вся банда погрузилась в большую машину вместе со мной. А потом наступила тьма.
   Что интересно они со мной сделали? Сейчас день. Я это чувствую. Но вокруг темно. Это очень хорошо. Я открыл глаза. Очень хотелось спать, но нужно пересиливать порывы. Нужно обследовать место моего нахождения.
   Три или четыре дня прошли в полной темноте и в полном одиночестве. А потом появился кто-то из подростков и приоткрыл ставни окна. Потом он ушёл, а я понял всё и начал продвигаться к подоконнику. Получалось это медленно, поскольку я был крепко связан. Через полминуты начнется восход, и солнце сегодня будет.
   И вот первые лучи слепящей смерти вампиров показались над горизонтом. Я прижался к стене под окном и мысленно позвал Ветра. Он появился минут через пять, показавшихся мне часом. На морде и на ногах коня болталось что-то похожее на верёвки. Я поднялся, и первая боль прошла волной по всему телу. У меня есть только четверть часа, чтобы не превратиться в пепел. Боль нахлынула с новой силой. Я упал. Ветер, потянув верёвки на себя, разорвал их, а потом закинул меня себе на спину. Я как можно сильнее завернулся в плащ, а конь понёсся вперёд. Больше мне ничего не удалось увидеть.
   Сколько, интересно, прошло времени. Не меньше двух дней. Ветер всё-таки успел. Я остался жив (по вампирским меркам жизни). Веки плохо слушаются. Но когда я с ними справился, то увидел кого-то рядом с собой. Странно, но эта девушка знакома мне. И я узнал её. Казалось, что это всего лишь сон, но нет. Как же она смогла договориться с Королевой Загробного мира? И кто её позвал? Хотя, наверное, я это знаю. Скорее всего, это сделала Люси. Всё, я очнулся!
-      Хорошо, что ты подал признаки жизни, дитя ночи, - произнесла маленькая колдунья.
   Она изменила свой возраст, став выглядеть года на два постарше Люси.
   Я пристально взглянул на неё. Она кивнула и повернулась в другую сторону.
-      Заходи, наконец, малышка. Зачем же ты стоишь за дверью, - сказала колдунья.
   В дверь тихо вошла Бетти. Она подошла к колдунье и что-то шёпотом спросила.
-      Успокойся. Всё будет хорошо. Нужно лишь время. Но никогда не торопись в своих суждениях, дитя, - тихо ответила колдунья и провела рукой над моим лицом. – Спи, Филипп. Сон лечит.
   Колдунья улыбнулась и, встав, вышла из комнаты. Бетти выскользнула за ней. Я закрыл глаза и в тот же миг заснул. Сны были беспорядочными и чуткими. Часа через три в комнату вошла Сара и сменила свечу на столе.
    Через несколько дней я почти поправился от ожогов, но следы их ещё оставались. Поэтому мне приходилось носить закрытую одежду,  маскировочную вуаль на лице и перчатки. Колдунья всё это время оставалась рядом со мной. Сара сильно ревновала, но не показывала этого.
    Вскоре мне надоело сидеть взаперти, и я отправился в домик на кладбище. Там ещё не уснули. Дэйв сидел в кресле и читал какую-то книгу. Мать Саймона перебирала бумаги на полке.
-      Есть вещи, которые мы никогда не сможем забыть. Но недавно я увидел то, что уже давно специально забыл, - сказал я, обращаясь к ним.
-      Зачем же забывать то, что является радостью для многих, и было светом для вас? – спросила мать Саймона.
-      Разве свет солнца может радовать меня больше, чем убивать? – задумался я над её словами.
-      Я сильно подозреваю, что вы почти в каждом своём сне видите солнечный свет.
   Мне стало грустно. Она была права. Никогда не забываю я солнце. Его закаты, рассветы, его полуденный зной, игру бликов на воде. 
-      Но во снах оно не убивает.
   Помню, как долго привыкал к ночному образу жизни, к смене солнца на луну, как ночью, сидя в седле или стоя на балконе, смотришь на тёмный мир и представляешь, как должен выглядеть мир при солнечном свете.
-      Полагаю, решение директора школы беспокоит вас, - спешно перевела разговор на другую тему женщина.
-      С предыдущей постановкой связаны странные происшествия. А сейчас все эти происшествия повторяются.
-      А как насчёт рыцаря? С ним тоже всё повторится?
-      Умерший рыцарь оживёт, чтобы снова также умереть. И я не позволю высшим силам помешать этому.
   На следующий вечер в наш дом прибыли гости. Когда мы с Люси разбирали старые книги в самом дальнем углу библиотеки, в неё влетела Сюзан и сообщила, что приехали два наследственных вампира – юноша и девушка. Сара уже провела их в гостиную. Мариэтта и Бетти были там. Оставалось только нам с начинающей колдуньей присоединиться к остальным.
   Когда мы прошли в комнату, гости обернулись. Это оказались старшие дети моего дедушки от его первого брака с вампиршей, которую в начале семнадцатого века убили на войне вампиров и дрампиров. А если прибыла эта парочка, то затевается что-то серьёзное. Мне сначала казалось, что стоит только хорошенько разобраться с той компанией, которую не удалось одолеть с первого раза, но теперь я понимаю, что без помощи родственников у нас почти ничего не получилось бы.
   В тот вечер, когда все мы сидели в гостиной, Люси сказала, что на прошлой репетиции были те самые мальчишки. Они требовали учителя, ответственного за постановку, включить их в участие в спектакле. Они, наверняка, были уверены, что солнце сделало своё дело. В этом они скоро сильно разочаруются. Рыцарь оживёт, клянусь тьмой, и докажет, что не всегда дети тьмы склоняются перед людьми.
   О второй нашей стычке с одноклассниками Люси я расскажу кратко.
   В тот вечер колдунья сообщила, что ей удалось заманить банду на пустырь. Тогда мы двинулись им навстречу. Минут через пятнадцать Сюзан заметила их. Они были не очень рады встречи. Тогда мы начали действовать. Вся наша компания разделилась на пары: наследственные вампиры, я  Сара, колдунья и Люси, Ник и Карен. Сюзан оставалась в стороне, поскольку драться абсолютно не умела. Враги смешались. Они не предполагали, что встретят такое слаженное сопротивление. Драка продолжалась недолго банда подростков отступила с позором. А до этого ещё и Ветер их хорошенько помял. А теперь и мы их победили всем скопом.
   Правду когда-то сказал учитель, никакой разбойник не захочет сражаться один против королевской армии. Его слова нашли отражение в современном мире. Но главное оружие – не умение драться или сила, а количество. Ведь даже самый сильный воин долго не продержится против во много раз превосходящего его количества противников.
   Колдунья исчезла столь же неожиданно, сколь и появилась. Вампиры тоже улетели.
   Вот и эта история закончилась хорошо. Но стоит ли ещё опасаться неожиданностей? Впрочем, время покажет.
Наверх
 

Я помню правду, я вижу ложь, я верю сердцу своему.&&
 
IP записан
 
Веролайнэ Дирлом
Новичок
*
Вне Форума


Воля для дракона только
в небе

Сообщений: 26
Пол: female
Re: Истории вампира. Часть первая.
Ответ #4 - 02.02.2011 :: 22:29:36
 
Глава 9
Обман зрения или история феномена отражения.
                                                  
    Самое странное – это родственное сходство. Иногда оно маленькое, а иногда слишком сильное. Многие люди плохо умеют различать родственников. Вот так и у нас с Френсисом. Мы слишком похожи для обычного человеческого взгляда. Нас могут отличить только те, кто, либо долго видит нас вместе, либо люди, которые имеют мистическое зрение. С этим связана интересная история. Сейчас я её расскажу.
   Это произошло в начале весны. Ночь ещё только наступила. Я проснулся от шума в моей комнате. Окно было распахнуто настежь, и пронзительный весенний ветер залетал ко мне в комнату. Я откинул край полога. На полу Бетти сражалась с кем-то. Заметив, что на неё смотрят, Бетти вышла из комнаты. А той, кого она задерживала, оказалась Маргарет.
-      Очень вовремя, - фыркнула она, поправляя короткие локоны своих светлых волос.
-      Какими ветрами тебя сюда занесло?
-      Дедушка послал меня позвать тебя на сборы воинов Лунной свиты.
   В ту же ночь мы вылетели. Дорога должна была продолжаться несколько ночей.

   Когда мы приехали в деревню вампиров, перед домом тёти Изабелл нам навстречу вышел её муж. В доме была не только семья тёти, но и дедушка.
-      Наконец-то вы прибыли. Я уже давно жду вас, - поднялся дедушка.
-      Многие воины уже вернулись? – спросил я.
-      Нет. Нескольких, кого ждали, оказывается, убили охотники. А вот некоторые твои близкие знакомые уже в деревне. Завтра сможешь их найти на главной площади. Но сегодня оставайся здесь.
-      Хватит вам, отец. Он только что прилетел, а вы уже говорите об отряде, которого уже сто лет не существует, - возмутилась тётя.
-      Отряд воинов Лунной свиты никогда не исчезнет! Запомни это, Иза! – стукнул кулаком по столу дедушка.
   На следующую ночь я вместе с Френсисом, Маргарет и дедушкой пошли на главную площадь деревни, хотя за века её можно уже было назвать городком. Дедушка уверенно шёл впереди нас. При росте больше семи футов дедушка сильно выделялся среди других вампиров. Многие молодые дети ночи заинтересованно оглядывались на него. А девчонки поглядывали на нас с Френсисом. Меня это несколько нервировало. 
   Площадь была наполнена народом. Там играла музыка, горели факелы, а многие вампиры танцевали. Весенний праздник начался уже вчера. Но сегодня и завтра будет самое интересное.   
   Потом к Маргарет подошла одна из молодых наследственных вампирш, и они вместе ушли куда-то. Мы с Френсисом тоже отделились от дедушки. Через некоторое время к нам приблизился один из воинов Лунной свиты. Он резко скинул капюшон. Его ярко-голубые глаза были холоднее льда. А белые как снег волосы были очень длинными.
-      Как хорошо, что я вас нашёл, - улыбнулся юноша.
-      Пэлеф, как ты смог пройти в эту деревню? – спросил Френсис у него.
-      Легко. В капюшоне лица не видно.
-      Тогда надень его. А то на тебя уже многие смотрят.
   Пэлеф рассмеялся и накинул капюшон на лицо.
   Полагаю, вы думаете о том, из какой мистической расы Пэлеф. Он один из летучих дриад. У этого народа интересный закон – в деревне должен жить только один юноша. А остальных мальчиков ещё в младенчестве уносят в людской мир. Но его мать принесла младенца в лагерь воинов Лунной свиты. Мы с Френсисом, Ником и Фредериком воспитывали его, поскольку именно у нашего шатра появилось это чудо.
-      Но что же произошло? – продолжил спрашивать Френсис.
-      На меня выпал жребий. Я скоро буду бороться за предводительство деревней дриад, - пояснил Пэлеф.
-      Как это прекрасно! – обрадовался я за друга.
-      Вы последуете за мной в деревню?
-      Конечно, - кивнул Френсис.
-      Тогда пойдёмте.
-      Не сегодня.
-      Но почему?
-      Я не могу тебе на это ответить.
   После этого Френсис задумчиво посмотрел на меня. Это у моего брата означало новую авантюру, в которую мы должны будем вмешаться. Только в самом конце ночи я узнал причину задержки. Тётя решила узнать, насколько все окружающие внимательны. Она хочет во второй раз поменять нас местами! И уверена, что никто не заметит подмены. Наверняка это правда. Я только так на это согласился. Но характер Френсиса был совершенно другим. Он подстраивался под современную молодёжь, а я за многие годы абсолютно не изменился.
   Следующая ночь началась с шумного банкета. Воины Лунной свиты радостно праздновали пятьсот лет со дня образования отряда. На празднике присутствовали и те, кто уже давно ушли из отряда. Но нашему отряду не хватало командира. Он уже давно покинул нас. Некоторые воины предлагали выбрать нового командира, чтобы отряд возродился. Но дедушка, как первый командир, сообщил, что нужно не выбирать, а найти старого и убедить его вернуться.
   Позже Фредерик снова принял решение.
   -    Скоро я вас поменяю, - через несколько дней сообщила тётя Изабелл.
   Мы с Френсисом заговорщически переглянулись.
-      Зачем тебе это нужно? Пусть жизнь течёт своим чередом. Почему ты хочешь вмешаться в гобелен судьбы? – поинтересовался у тёти дедушка.
   Тётя ничего не ответила. Маргарет быстро выбежала из дома, вскоре вернулась с чем-то в руках и отдала это дедушке.
-      Ты хочешь, чтобы я взял это? – спросил воин.
-      Да. Только не открывай свёрток здесь. Я нашла это в развалинах крепости несколько лет назад, а вчера уже нашла на чердаке, когда вспомнила, что именно туда это забросила. Думаю, ты вспомнишь о той битве, что была в крепости, - улыбнулась девушка.
-      Дитя, это больше не развалины. Крепость уже давно восстановили, - поправил её дедушка.
   После этого он встал и ушёл.
   На следующую ночь Френсис улетел. Теперь мне нужно было снова изображать его, как  много лет назад. Когда я принял его облик, то отправился искать Пэлефа. Теперь нам с ним нужно было приехать в деревню дриад. И легче это было сделать, прилетев туда на самолёте. Я немного умею им управлять, поскольку во время войны летал вместе с Френсисом, который был профессионалом в этом деле. Пэлеф стоял на окраине деревни. Он задумчиво посмотрел на меня и спросил:
-      А почему Филипп не пришёл?
-      У него есть срочные дела дома. Ему пришлось быстро уехать, - ответил я, улыбаясь про себя тому, что идея тёти Изабелл прекрасно удалась.
   После этого мы пошли к конюшне, а оттуда мы на двух лошадях выехали в город. Через несколько часов с аэропорта взлетел маленький самолёт.
   Когда мы прилетели в деревню дриад, лишь успел самолёт опуститься на землю, его окружила огромная толпа снежноголовых девушек. Они никогда раньше не видели человеческую летающую машину.
-      Мы рады тому, что вы приехали, - сказала одна из дриад.
   Это была высокая девушка с золотыми крыльями. Её голубые глаза пристально глянули на меня. Я узнал её. Это была Мишель. Она отвела меня в сторону и сказала:
-      Как я рада, что ты вернулся к нам, дитя ночи. Но ты изменился. И это сильная перемена.
-      Я-то не изменился. Просто мне приходится изображать своего брата, - пояснил я.
   Тогда девушка радостно обняла меня и повела к кострам деревни. Дриады танцевали и пели. Они ждали завтрашнего вечера, когда будет поединок претендентов. Скоро, очень скоро всё решится. Но Пэлеф никогда раньше не участвовал в поединках.
-      Теперь я должен стать предводителем дриад, если, конечно, выиграю поединок, - сказал мне Пэлеф.
-      Не волнуйся из-за этого. Ты обязательно победишь других претендентов, - ободрил я его.
-      Почему ты так говоришь? Неужели ты уверен в том, что у меня всё получится? – поднял юноша голову.
-      Ты был одним из лучших воинов Лунной свиты. Так почему же ты волнуешься.
   Пэлеф улыбнулся и подкинул ветки в костёр. Он был неуверен в себе. А для него это было опасно. И я всячески его поддерживаю.
   Очаг ярко горел в углу комнаты. Сандра  Мишель сидели рядом с ним. Они были одними из немногих, кто мог носить человеческое имя. Пэлефа в кмнате не было, и мы с дриадами могли спокойно разговаривать.
-      Если он упадёт, но не будет ранен или убит, то главарь спросит, кто желает вступить в поединок за него, - произнесла Сандра.
-      Тогда я выйду сражаться за него, - ответил я.
-      Никто никогда не даст сделать это вампиру. Поэтому, Филипп, ты будешь одним из нас.
  И обе дриады приступили к делу. Вскоре из меня вышел вполне достойный юноша их племени. Я взял лук и повесил на плечо колчан со стрелами. Шпагу я отдал девушкам. Вместо неё мне дали короткий меч.
   Посреди деревни была круглая площадка, окружённая кольцом горящих факелов. Вокруг неё собралась большая толпа. Там были не только девушки, но и около тридцати юношей. Я понял, что абсолютно не отличаюсь от них. Зазвучал рог, и поединок начался. Соперник Пэлефу достался сильный, а потому он скоро выдохся. После этого главарь сказал:
-      Кто вступит в бой?!
   Я вышел вперёд.
-      Кто ты, воин? – спросил главарь.
-      Хэрлверл.
-       Тогда иди сюда и сражайся.
   Поединок продолжился. Вскоре я повалил соперника. На этом схватка кончилась. А значит, Пэлеф станет предводителем деревни. Я подошёл к нему. Он удивлённо поднял на меня глаза. Неужели не узнал? И мои опасения оправдались! Пэлеф улыбнулся. Я кивнул и смешался с толпой. И тут меня кто-то взял за руку и отвел в сторону. Это оказалась Мишель. Сандра смеялась.
   Остаток ночи прошёл без происшествий. А следующая началась с громкого разговора дриад и Пэлефа. Новый предводитель деревни искренне удивлялся появлению на поединке Воина Ночи. Неужели я именно так и представился? Ведь по трансильванским легендам этот воин появляется тогда, когда кому-то нужна Истинная Помощь. Но как я вспомнил эти все легенды во время поединка? Мысли мои прервал Пэлеф, который сильно хотел поделиться со мной впечатлениями о поединке.
-      Я, конечно, понимаю, что во всех легендах есть доля правды, но чтобы такая большая доля! – восхищённо блеснул он глазами.
  Я хмыкнул, но ничего не ответил. Сандра, войдя в комнату, улыбнулась и тоже промолчала. Она поняла, что Пэлефу вчерашнюю историю лучше не рассказывать. Да и мне не хотелось разочаровывать друга.
-      Френсис, почему же ты не пришёл на поединок? Или всё же был там? – вдруг поинтересовался Пэлеф.
   Я не ответил, а лишь таинственно прикрыл глаза. А для всех окружающих это давно значило, что ответа от меня или моего брата уже не добиться. И дриады это хорошо понимали. Поэтому никто ко мне не приставал с расспросами.
   А на следующую ночь после долгого и романтичного прощанья я улетел обратно в деревню вампиров. Меня встретила Маргарет и тут же затараторила:
-      Ну, наконец-то ты вернулся, а то я волновалась, что тебя пленили дриады.
   А потом она прошла в дом и потянула меня за собой.
   Но тётя не отступала от своего решения. На следующую ночь за завтраком она объявила, что скоро мне нужно будет вернуться, а она этим проверит внимательность моих друзей. Я, хоть и не поддерживал эту её очередную затею, а не согласиться не мог. Но уже решил немного отступить от беспрекословного подчинения и взял с собой Пэлефа, вроде за компанию, а на самом деле со скрытым умыслом.
   Когда самолёт приземлился на старой Большой городской площади, сейчас оставшейся за чертой города, я решился рассказать другу правду. Пэлеф внимательно выслушал меня, а потом улыбнулся и выпрыгнул из кабины. Я последовал за ним и повёл его к дому. А там находились все мои друзья.
   Там нас встретил Френсис. Он обрадовался моему приезду. Наконец-то всё встанет на свои места. Я втайне смеялся над невнимательностью друзей.

   Френсис гостил у нас всю весну. А в последний вечер мая должен пройти праздник начала лета, когда будет показана премьера спектакля. Я с нетерпением ожидал этого вечера. Люси станет принцессой, Дэйв – тёмным рыцарем, я – светлым воином, а Ник – моим оруженосцем.
   После спектакля нужно было ожидать сильных, а может и страшных перемен. Это весьма интриговало и слегка пугало. И я не мог спокойно ожидать этих перемен.                           
                 
                                       
                        
        
Глава 10
Летний бал.
    Много лет назад прадед моего отца издал закон о празднике, устраиваемом в последний день весны. Он был назван Летним балом. С тех пор каждый год люди, живущие в этом городе, праздновали его.
   За две недели до бала на пустыре приземлился зеленовато-коричневый дракон. На нём приехали дедушка и Эрин – самая загадочная вампирша Трансильвании. Они прибыли в конце ночи. Поэтому вся наша компания до следующего заката оставила их в покое.
   Часов в девять вечера меня разбудила Люси.
-      Слушай, Филипп, у меня нет платья для спектакля, - сообщила она.
-      А почему ты говоришь это мне? Я ведь не ношу платьев, - удивился я.
-      Но я думала, что ты можешь помочь мне в этом.
-      К сожалению не могу. А вот девушки могут.
   Люси радостно выбежала из комнаты. Теперь часа три-четыре вся женская половина домашних будет занята, поэтому можно спокойно поговорить с дедушкой и остальными.
   Ник закрыл книгу и посмотрел на пылающий в камине огонь. Пэлеф и Френсис удивлённо подняли на него глаза. Я мельком глянул на книгу. Это оказалась книга Мрака, в которой были собраны предсказания событий, которые уже произошли и должны были произойти в мистическом мире. Ник ненавидел дрампиров, которые написали эту книгу. Но как он нашёл её?
-      Интересные вещи написаны в этой книге. Я читал такую же книгу, - улыбнулся дедушка.
   Одна из свечей, стоящих на столе, потухла, и лицо Френсиса погрузилось в полумрак. Он медленно поднял руку, и огонь свечи снова вспыхнул. Как вампир, он владел некоторой древней магией.
   Вскоре дверь открылась, и в библиотеке появилась Эрин, а за ней вошла Люси. Вампирша молча указала взглядом на новый наряд колдуньи. Девушка была одета вполне по средневекой моде. Голубое шёлковое платье с широкими рукавами и пышным подолом выше пояса было сильно стянуто узким корсажем, который высоко поднимал грудь Люси. Похоже старания, затраченные на наряд, оправдались. Девушка стала настоящей принцессой. А мне вскоре придётся переоблачиться в рыцаря.
-      Эрин, ты просто волшебница! Как ты смогла сотворить такое чудо? – спросил Френсис.
-      Ничего особенного. Это было просто. Ведь я помню, как выглядело платье принцессы, - ответила вампирша.
-      А как же диадема? – удивился Ник.
   Эрин вынула из складок платья и положила на стол изысканную золотую диадему со вставками из рубинов. Все мы удивлённо посмотрели на вампиршу и на украшение. А она лишь улыбнулась и вышла из библиотеки.
   Потом она категорично осмотрела наши с Ником костюмы, а затем подогнала прикид Дэйву. Он вяло сопротивлялся, но Эрин невозможно переубедить.
   Теперь немного расскажу о том, во что мы все будем облачены на сцене.
   Дэйв, как злой рыцарь, был наряжен во всё мрачное. Тёмно-серая рубашка с узором из серебряной нити и чёрные бархатные брюки весьма выгодно подчёркивали его роль. Я же был его полной противоположностью. Мой наряд состоял из белой рубашки с золотой вышивкой и жёлтых брюк. Ник был одет как обычный оруженосец.
   Итак, все мы были готовы к спектаклю. Только вот это нагоняет проблемы. А люди никогда не знают об эфирных потоках.
   На следующую ночь Сара, Мариэтта и Эрин учили Люси этикету. Это было весьма важным. Мне не очень хотелось наблюдать за этим, но рядом сидела Бетти, которая очень заинтересовалась таким уроком. При этом сильно вцепилась мне в руку и не давала уйти. Девочка тоже хотела научиться   чему-нибудь. Как же все девчонки похожи! Им всегда интересно учиться тому, что все вокруг уже знают, и при этом находиться в очень большом обществе. Вот мне и пришлось спокойно сидеть рядом с девочкой и делать вид, что внимательно слушаю поучения Мариэтты.
   Так прошла ночь. А вскоре на дом опустилась утренняя сонная тишина.  Что ж, первые ночи после прибытия гостей прошли бурно. Но ведь Летний бал этого достоин.
   Заход солнца мы все встретили в банкетном зале. Следующим пунктом в подготовке Люси к спектаклю стало обучение её старинным танцам. Это было очень сложно и заняло не одну ночь, как планировалось, а целых две.
   А потом напряжённые последние репетиции в школе.
     Перед спектаклем волновались все. Мне казалось, что всё это снова будет в первый раз. Меня ещё тревожил тот факт, что люди вообще нашли сценарий рокового спектакля. Но решение данной проблемы не за мной, а за высшими силами.

   Наконец наступил день тридцать первого мая. С самого утра нас в доме кипела работа. Мне нужно было успеть многое: почистить доспехи, привести в порядок совершенно растрепавшийся плюмаж на шлеме, украсить сбрую Ветра, завить волосы (моих лёгких кудрей было недостаточно) и, наконец, переоблачиться в костюм для спектакля. Нику и Дэйву нужно было сделать не меньше. Эрин, Сара, Мариэтта и Карен весь день колдовали над причёской принцессы.
   К вечеру всё было готово. И лишь на город опустились сумерки, а над площадью загорелись гирлянды из цветных лампочек, и на небе сверкающими искрами зажглись звёзды, бал был объявлен открытым.
   Когда мы втроём выехали на площадь, звеня доспехами, горожане затаили дыхание. Первым ехал Дэйв в чёрной броне, за ним я, а потом Ник. Через какое-то время на площадь выкатилась карета, которой правила Карен. Из кареты вышла Люси и тоже направилась к сцене.
   Содержание спектакля я пересказывать не стану, однако скажу, что конец у него печальный. Добро проиграло. Тёмный рыцарь, убив противника, победил. Поводом к противостоянию рыцарей стало их общее чувство любви к принцессе.
   Наконец началась финальное действие. Я, лёжа на досках сцены, смотрел на звёзды. И вот кончился спектакль.
-      Это было великолепно! – объявила Эрин.
   Услышать от неё такую похвалу – большая редкость. Эта вампирша никогда не разменивалась на мелочах и обращала внимание лишь на важные вещи. Но Эрин всегда славилась своей наблюдательностью и умением разбираться в характерах людей и мистических существ.
   Сегодня Эрин выглядела необычно. Вместо старинного платья на ней был брючный костюм кровавого цвета.
   Однако никто из нас в этот вечер не оделся по-прежнему. Ни один человек не должен был узнать в нас детей ночи.
-      Ночь только началась, а люди уже устали. Поэтому их надо развеселить. Помоги мне призвать моих друзей, - обратился ко мне Френсис.
-      Хорошо, кивнул я, незаметно от брата прищёлкнув пальцами.
   Вскоре над площадью раскатились звуки электрогитары. Это Френсис ударил по струнам. Потом раздался барабанный бой, а в его звуки вплелись аккорды электропианина. Два наследственных вампира помогали моему брату устроить небольшой рок концерт для людей.
-      Это что такое за шум? – удивился дедушка.
-      Это нововведение в музыке, - ответила Люси, подойдя.
-      Разве такую какофонию можно назвать музыкой? Какие же ужасные вкусы оказались у людей, - произнёс воин.
-      Но им нравится, - пожала плечами колдунья. 
-      Пусть так. Но я не буду терзать этим свой слух. Я удаляюсь! – провозгласил дедушка, повернувшись на каблуках.
   Лишь он, из всех нас, не переменился сегодня ночью. Никогда он не сменит свой чёрный бархатный плащ, застёгнутый на маленькую золотую брошь в форме головы дракона, извергающую пламя, на человеческое одеяние. Под всколыхнувшимся плащом показались белоснежная рубашка и шерстяные облегающие брюки.
   Дедушка ушёл в дом.
   Праздник продолжался. И вдруг к Эрин подошли несколько юношей. Они пригласили её отойти с ними. Она согласилась, но лишь делала вид, будто абсолютно не сопротивляется. А потом мастерски отшила всех незадачливых «женихов».
-      Что же будет дальше? – спросил у меня Пэлеф.
   На его белоснежных волосах сверкали блики разноцветных огоньков. В ледяных глазах играли огоньки интереса. Никто ему не ответил. Но он и не нуждался в ответе. Он куда лучше нас разбирался в будущем, умел видеть в душах и мыслях людей, находил в мире свет и тьму, разделяя их.
   В это время подошла Эрин, а за ней приблизилась Бетти. Они тихо о чём-то беседовали. У маленькой вампирши только недавно выпал один из верхних клыков, и она очень радовалась этому. Это приблизило её к самостоятельной охоте. Сара, улыбаясь, стояла в стороне. А Ник и Карен вовсе скрылись в толпе.
-      Ночь в последней своей четверти. Пора уходить с площади, - примерно через час сказала Эрин.
-      Собери всех, и мы уходим в дом, - ответил я.
  Вскоре все мы пошли по тёмным улицам города к большому четырёхэтажному дому. А через полчаса в банкетном зале собрались все: Сара, Мариэтта, Ник, Карен, Сюзан, Люси, Дэйв, Бетти, Кэмерон, Эрин, Пэлеф, Френсис, два наследственных вампира, дедушка и я. Те из нас, кто чувствовал рассвет, узнали о его скором приближении.
    Тут из глубины зеркала, висевшего на одной стене, раздался звонкий переливчатый смех. И оттуда вышла девушка примерно моего возраста. Это была маленькая колдунья. Она специально изменила свой облик, чтобы не выглядеть среди всей нашей компании слишком странно. Колдунья очень удивилась тому, что все собрались в банкетном зале, а музыка не играет. Тогда дедушка сел за орган и извлёк из старого давно молчавшего инструмента первые звуки. Они раскатились громом по залу. А за окнами, занавешенными чёрными бархатными шторами, наступил рассвет. Музыка продолжалась ещё несколько минут. После её окончания Эрин предложила мне сыграть вдвоём другую мелодию. Я согласился.
   Музыка не утихала до полудня. Многие бессмертные тогда попробовали свои силы в исполнении старинных мотивов.
   Праздник кончился. Печально. Ведь сейчас он всех объединил. Но стоит нам разойтись, как кара судьбы настигнет нас поодиночке. Не могу поверить в плохое. Придётся. Жизнь не подчиняется нашим желаниям. Знаю, но не хочу понять и принять. Не хочу и не могу. Подозреваю, что учитель знает, но спросить не решаюсь и никогда уже не решусь. Возможно, сам найду ответы, а может, Вечность подскажет.
   На следующую ночь гости дома начали разъезжаться. Френсис и Пэлеф улетели на самолёте. Колдунья исчезла в зеркале на закате. Эрин и дедушка вылетели на драконе последними. На прощанье вампирша улыбнулась из-под вуали и, махнув рукой, повернула лицо в сторону своей родины.
   После того, как дракон скрылся в облаках, я поднялся на крышу дома. Оттуда я любил наблюдать за звёздами. Вскоре ко мне присоединилась Бетти. Потом я перевёл взгляд на сад. Внизу Сара и Мариэтта приводили сад в должный вид.
   Меня радовала и волновала романтика первой летней ночи. Давно я не ощущал чувств, которые сейчас снова встрепенулись у меня в душе,  таких, как много лет назад. Двести пятьдесят восемь лет назад я точно так же лежал на крыше. Тогда для меня началось последнее лето моей человеческой жизни.
   Луна была высоко и светила очень ярко. Вокруг раздавались ночные звуки. И лишь два года оставалось мне жить. А я, зная об этом, не предпринимал ничего, чтобы могло предотвратить события страшной ночи будущего.
   Но это будет потом, а сейчас смерть не волновала меня. Моя любимая девушка вернулась, сестра выжила, а прекрасная ночь окружала меня.
-      Знаешь, Бетти, что явилось началом борьбы людей и мистических существ? – обернулся я к девочке.
-      Нет.
-      Люди в древности, да и сейчас, боялись и боятся всего неизведанного и непонятного. Мы отличаемся от них слишком многим. Порой то, что для смертных является обычным, для нас кажется диким и невероятно глупым. А то, что мы делаем каждый день, колдуем, например, люди часто отвергают. Вот они и пытаются уничтожить нас, а мы защищаемся. Вскоре может начаться жестокая война. Я это чувствую.
   Бетти удивлённо посмотрела на меня. Она никогда не думала о таких сложностях жизни. Её родители не успели ей это объяснить. И теперь девочка внимательно слушала и запоминала то, что я ей рассказывал. А мы с ней часто так беседовали. За полгода, которые она жила и обучалась здесь, Бетти научилась многому и перестала бояться за свою жизнь при встрече с оборотнями и другими существами, которые являются противниками вампиров. Теперь она хорошо владела кинжалом и шпагой. И весьма прилично охотилась. Скоро я подвергну её серьёзным испытаниям. Если справится, то перестану за неё бояться и начну отпускать девочку в большой мир на недолгое время.
   Постепенно луна спустилась с неба, и наступил рассвет. Тогда мы спустились вниз.
   Теперь остаётся только ждать будущих перемен, которые должны будут произойти с нами. Я не боюсь. Не опасаюсь смерти. Не пугаюсь гибели. Я знаю – это будет всего лишь ожидаемой расплатой перед небом за неимоверно длинную жизнь, почти за триста лет жизни. Пусть не такой как у людей, но всё же жизни. И я готов заплатить эту цену. Был готов уже много лет, прошедших со времени распада отряда воинов Лунной свиты, с того момента, когда прибыл на родину. Нет, родиной я давно называю Румынию. Как любой вампир, я считаю, что не та страна родная, где появился человек, но где сам бессмертный осознал себя. Но скоро не поможет ни осознание, ни чувства. Смерть. Не тьма за порогом жизни. А просто последний шаг. Последний вздох. Последняя мысль. Последнее воспоминание. Последнее слово… Вампира… Дитя ночи… Мои… Окончательные… Только мои… Больше ничьи…
Наверх
 

Я помню правду, я вижу ложь, я верю сердцу своему.&&
 
IP записан
 
PanchaDevi
Админ
*****
Вне Форума


Pancharaksa Devi

Сообщений: 1747
Пол: female
Re: Истории вампира. Часть первая.
Ответ #5 - 02.02.2011 :: 23:16:34
 
Это уже вся первая часть или еще будет?  Круглые глаза

Тут надо почитать и подумать над концепциями. Тоже ж интересно, что новенького, как сочетается.
Наверх
 

-x-=+
WWW WWW 347060065  
IP записан
 
Веролайнэ Дирлом
Новичок
*
Вне Форума


Воля для дракона только
в небе

Сообщений: 26
Пол: female
Re: Истории вампира. Часть первая.
Ответ #6 - 02.02.2011 :: 23:20:13
 
Это вся первая часть. Работаю над второй. Будет и третья, но когда это ещё будет...
Наверх
 

Я помню правду, я вижу ложь, я верю сердцу своему.&&
 
IP записан
 
PanchaDevi
Админ
*****
Вне Форума


Pancharaksa Devi

Сообщений: 1747
Пол: female
Re: Истории вампира. Часть первая.
Ответ #7 - 28.02.2011 :: 17:30:48
 
Самое сложное - это писать отзыв на книгу, которая не книга. Это не художественное произведение с композицией, завязкой-развязкой и всякое такое, о чем грузят на уроках литературы. Здесь автор - живой свидетель и участник (всеми героями сразу). Здесь все пережито, перечувствовано. И только потом - рассказано. Тут и кроется главная трудность для автора: соблюсти баланс между достоверностью конкретного действия и общей достоверностью всей картины. Не буду скрывать, что целостная картина складывается не очень Печаль Несколько дальше подробней поясню, почему. Заодно обнаружился настоящий источник стихотворного эпоса. Да,  дриады, две враждующие расы, последние битвы и воины, умирающие от лучей солнца - отсюда. Здесь породивший их мир Улыбка

Мне очень понравилось, как идет рассказ в плане развития действия, постепенного обрастания деталями. Сюжет "изнутри" получается самым честным - герои говорят что видят, что думают, чувствуют. На сверхзнание всего обо всем не претендуют. Это умение следовать непосредственно за героем/группой героев идеально для рассказа. В большой книге появляется еще одно действующее лицо - сам мир. Какой он САМ ПО СЕБЕ, не просто как декорации, "место действия".

Где это проявляется, где это важно.

Ну, например, первое появление Дэйва: мальчик сбежал из школы, не хочет готовиться к армейской службе, не выносит муштры, следует  понимать. Конечно, там в сюжете сразу стрельба, расследование, но почему с ребенком потом так и не побеседовали?.. Мелочь, вроде бы.
Но ведь дальше оказывается, что в "мистическом" отражении отношение к "службе в армии" радикально иное! Сплошная романтика сражений, героический "Лунный отряд".

Не всегда ясны мотивы происходящего. Например, откуда в сюжете внезапно появилась тысячная дрампирская армия? В "Хоббите", чтобы гоблины Мглистых гор сорвались вот так вот куда-то топать на большую войну, Гэндальфу пришлось убить их вожака и вообще поглумиться. Наверняка поход дрампиров что-то спровоцировало, какая-то мировая политика или накопленные обиды. Но не думаю, что наглый визит к их королеве. Тоже, кстати, очень странный эпизод. Герои будто нарочно в плен нарывались и вообще вели себя не очень мудро: без разрешения нарушили границу, зашли вглубь вроде бы вражеской территории, начали требовать...

Человеческую сторону мира не видно совсем. Непонятный город. Чем занят? Чем живет?.. Невидимые люди. Все, кто в тексте встречаются, кроме друзей героев - или злые, или тупые, или и злые, и тупые, как та банда жестоких подростков. Им удалось сделать то, чего не смогла целая армия дрампиров: победить главного героя. Вот где настоящая сила!

А вот мама Саймона (кстати, что за Саймон, в чем его особенность?), путешествующая во времени, очень понравилась. Жаль, что это ответвление совсем боковое. Ну, в книге много таких - и призрак Сюзан (что за опыты ставил Филип?), и незаслуженно забытый колдун Колин. Чем-то он занимался 10 лет? Где раздобыл колдовство?.. И лошади тоже очень понравились. С любовью описаны, как друзья. (Я бы так о лошадях точно не написала, у меня в друзьях по жизни только техника - автобусы, троллейбусы, телевизоры, потом и компьютеры...).

Заинтриговала прОклятая пьеса. Но никто не умер на сцене, как в "Призраке оперы". Это очень порадовало! Улыбка

Не знаю, я это читала не как книгу, а как живой рассказ о приключениях. Сама подобным с подружками занималась, только устно: бесконечный сериал про принцесс, волшебников, путешествия на другие планеты. Земной поклон автору. Нижайший поклон! Я как махровая лентяйка преклоняюсь перед истинным трудолюбием - это сколько же надо сидеть, записывать, да чтобы последовательно, не сбиться, ничего не перепутать  Ужас Мегареспект!  Улыбка

Уверена, старания обязательно принесут плоды! Только не бросайте мечты, не забывайте свои сказки посреди Реальной Жизни и Серьёзных Дел. Ведь, на самом деле, это еще вопрос - что тут настоящее?  Подмигивание
Наверх
 

-x-=+
WWW WWW 347060065  
IP записан
 
Веролайнэ Дирлом
Новичок
*
Вне Форума


Воля для дракона только
в небе

Сообщений: 26
Пол: female
Re: Истории вампира. Часть первая.
Ответ #8 - 01.03.2011 :: 22:10:50
 
Первоначально "Истории" задумывалось как сборник рассказов про всю эту компанию героев.
Приступаю к обработке материала. Буду постепенно вносить изменения.
В качестве ответов на вопросы по первой части выкладываю сюда же вторую. Она ещё далеко не закончена. Но работа над ней ведётся.
Наверх
 

Я помню правду, я вижу ложь, я верю сердцу своему.&&
 
IP записан
 
Веролайнэ Дирлом
Новичок
*
Вне Форума


Воля для дракона только
в небе

Сообщений: 26
Пол: female
Re: Истории вампира. Часть первая.
Ответ #9 - 01.03.2011 :: 22:19:04
 
Предисловие.
   Есть вещи, которые люди не могут понять. Но даже при этом они пытаются противостоять этим вещам. И сейчас я раскрою вам некоторые тайны мистического мира. Начну издалека – с человеческой части своей жизни, а потом постепенно перейду к тёмной – вампирской. В этой части книги повествование будет вестись не только от моего имени, поскольку некоторые моменты я восстанавливал по снам, записям, чужим воспоминаниям и видениям в зеркалах и кристаллах. Первая часть книги просто знакомила вас со мной и моими друзьями, а эта расскажет вам обо всём, что происходило до 1991-го года. Ладно, буду начинать рассказ. Почитайте и подумайте над проблемами мира. И начну прямо с моего появления на свет.
    
 
          Глава 1
Начало моей истории.
Утреннее солнце только взошло над осенним городом, а все его жители уже вышли из домов на торговую площадь. Люди чего-то ждали. Вокруг было абсолютно тихо. Но тут на одной из главных улиц раздался топот копыт, и на площадь выехало трое всадников. Один из них вытащил кинжал и поднял его лезвием вверх. Никто из толпы даже не шевельнулся. Поняв, что старую традицию не восприняли всерьёз, всадники хором сообщили:
Появился наследник!
   Горожане радостно зашумели. Их ожидание было оправдано. Род лорда будет продолжаться.

   А в это время в доме лорда…
   Лучи всходящего солнца ярко светили в окно комнаты маленькой Мариэтты. Девочка открыла глаза и услышала шум в коридоре. Что-то странное творилось в доме. Никто из взрослых просто не замечал трёхлетнюю девочку. Тогда Мариэтта, одевшись, выскользнула из дома. В конюшне она нашла семилетнего сына конюха и пятилетнего сына лесничего.
-      Мальчики, что происходит? Почему никто в доме меня не замечает? – чуть не плакала девочка.
-      А ты сама не понимаешь? У тебя появился брат, - сообщил старший мальчик.
-      А зачем? – не поняла Мариэтта.
   Оба мальчика, отсмеявшись, объяснили ей причину появления брата. Но не успели они договорить, как во двор въехала карета. Из неё вышли несколько человек и скрылись в доме. Это приехали гости к лорду и его жене. А скорей только к женщине.
   В большой спальне собрались все обитатели дома. Все обступили огромную двуспальную кровать. И тут распахнулась дверь. В комнату вошли четверо – две женщины и двое мужчин. Старший мужчина подошёл прямо к лежащей на кровати жене лорда и внимательно посмотрел на свёрток в её руках.
-      Так вот какой мой второй внук, - тихо произнёс он, беря младенца на руки.
-      Отец, как вы смогли узнать дату? – спросила женщина.
-      Это ужасно просто, моя милая. Я уже давно знал о его появлении. Но вот имя ему ещё не придумал, - улыбнулся воин.
-      А зачем его придумывать, отец? – повернулся к воину юноша, приехавший вместе с ним.
-      Но как без имени? – удивился первый мужчина.
-      А я ещё раз спрашиваю, зачем ПРИДУМЫВАТЬ? Оно уже есть! – запротестовал юноша.
-      Ну и какое?
   Юноша замялся и пристально взглянул на свёрток в руках у отца.
-      Не тяни! Говори быстрее, если уже знаешь! – поймал взгляд юноши воин.
-      Ну ладно. Сами попросили. Имя – Филипп.
   Все присутствовавшие в комнате промолчали, а воин подошёл к окну и, протянув младенцам навстречу солнечным лучам, произнёс:
-      Пусть будет так, как сказал мой сын! Отныне это и будет твоё имя, дитя рассвета.
   И он отдал свёрток дочери, а  потом опять повернулся к окну и задумался. Все удивлённо поглядели на него. Но воин не обращал на это внимание. Тут в комнату вбежала Мариэтта. Она, увидев своего дедушку, побежала к нему. Он обернулся и заметил девочку.
-      Возьми это, дитя только открой во время полнолуния, а кинжал сохрани для брата, - протянул воин девочке маленькую шкатулку.
   После этого он оглянулся на младенца. Он знал, что предначертано этому ребёнку. Мальчик был не совсем человеком… Но об этом потом.
   А в ночь полнолуния Мариэтта открыла шкатулку и увидела в ней маленькое зеркальце в золотой оправе и с инкрустированной рубинами ручкой. Оно было магическим, позволяющим увидеть того, кто владеет кинжалом, который был подарком мальчику.

   Солнечные зайчики весело играли в пруду. Мариэтта сидела на камне около воды. Лето только началось. В саду распустилось множество разнообразных цветов. И тут раздался всплеск, и брызги маленькими алмазами полетели во все стороны. В кустах зашуршало, и оттуда выглянули мальчишки, с которыми вы уже познакомились. Мариэтта с удивлением повернулась к ним. Её маленький брат, до этого сидевший на траве и игравший с камешками, медленно пошёл в сторону мальчишек.
-      Не ходи туда! Там мокро! – возмутилась Мариэтта.
-      Пусть идёт. Ему почти год. Пора уже попробовать простудиться, - хмыкнул старший мальчик.
   А потом он аккуратно провёл ребёнка к кустам.
-      Но как вы прошли в сад? – удивилась Мариэтта.
-      Тут есть проход. И мы нашли его, - ответил младший мальчик.
   Мариэтта улыбнулась и поднялась с камня. Мальчики провели её через кусты. Там было небольшое отверстие в заборе.
-      А Филипп может нормально ходить? – спросил старший мальчик.
   Мариэтта напряжённо кивнула.
-      Но это весьма странно. Он явно не человек. У него большие способности, - задумчиво произнёс старший мальчик и нырнул в отверстие.
   А через час маленький наследник пропал из своей комнаты. На столе лежала записка для Мариэтты от дедушки. Он написал о том, что забрал мальчика в Румынию. Но не хотел, чтобы его кто-нибудь в доме увидел. И при этом явно рассчитывал, что записку прочтёт кто-то из взрослых. Его ожидание оправдалось. Воин смог пройти через то же отверстие в заборе, которое нашли мальчики.

   В комнате горела только одна свеча, от чего лица двух мужчин, сидящих около стола, тонули во мраке. Камин не горел, но и без него было тепло, ведь лето в Валахии весьма жаркое.
-      Зачем ты привёз сюда ребёнка? – спросил один из мужчин.
-      У него великое будущее. Я хочу, чтобы он привык к нашему миру, пока судьба не превратит его, - ответил второй мужчина.
   И тут в комнате появилась женская фигура, чьё лицо было закрыто вуалью, а поэтому невозможно было определить её возраст. В руках у неё был фонарь с ярко горящей в нём свечой. Оба мужчины прикрыли глаза. Женщина медленно подошла к столу.
-      Мальчик уснул. Похоже, что ему нравятся старые сказки, - донёсся тихий голос из-под вуали.
   После этого она исчезла из комнаты. А один из мужчин поднялся из-за стола и отправился за ней.
   Коридор в старинном рыцарском замке был мрачным и тёмным. Фонарь в руке женщины лишь немного разгонял окружающую тьму. Разговор между двумя старыми знакомыми не начинался. Маленькая комната, к которой они направлялись, находилась на три этажа ниже того зала, где до этого они встретились.
   В комнате рядом с кроваткой на стульчике сидела девочка лет восьми. Хотя девочкой она казалась только с первого взгляда. На самом деле это была одна из фей природы. Её тихий спокойный голос слегка убаюкивал. А в кроватке спал ребёнок, чью судьбу уже задолго предсказали.

   Ночная тьма только накрыла землю, а над Карпатами уже разнёсся гул военного рога. Отряд воинов Лунной свиты собрался выступить в поход.
   Полная луна мягко светила в открытое окно. Воин задумчиво смотрел на внука, и мысли его были тревожны. Ему пора было отправляться в поход с отрядом, но так не хотелось…
-      Вот скажи мне, Эрин, что же мешает мне поехать? – спросил он у девушки в вуали.
-      В Валахию едут люди, чтобы забрать обратно ребёнка, - ответила Эрин.
   Тишина повисла в комнате. Потом воин медленно встал, поклонился девушке и вышел. Он знал, что людям никогда не добраться до отдалённого замка, скрытого в ущельях скал. Но судьба распорядилась иначе. Не суждено было ему по приезду в замок увидеть внука. Всадникам, чьё приближение предвидела Эрин, не пришлось даже забираться в скалы. Одна из дочерей Катрины – старшей сестры Эрин, влюбившаяся в одного всадника из прибывшего отряда, по его просьбе втайне вынесла ребёнка из замка и отдала людям.
   А когда отряд воинов вернулся, то командир собственноручно убил провинившуюся девушку, причём Катрина не смела протестовать, а её муж даже не обратил на это внимание. Но ребёнка уже увезли.
   Время шло. Лето сменилось осенью, а затем и зимой. А после зимы пришла весна. И именно тогда и началось самое интересное.
   В городе появилась странная женщина с маленькой дочерью и поселилась в заброшенном рыбацком доме над самой рекой, протекавшей недалеко от города. А потом женщина исчезла, оставив дочь одну. Но двухлетняя девочка вполне справлялась с такой жизнью.

   Воин стоял на верхушке небольшой скалы и оглядывал открывшуюся перед его глазами картину. Невдалеке шумел весенней водой Дунай. А над ним висела огромная полная луна. После полуночи древняя Валахия казалась особенно загадочной. Рядом с воином на камне сидел старик. Он был сильно непохож на человека. Бледное лицо обрамлялось снежно-белыми волосами. Брови и ресницы были одного с ними цвета. Чёрный плащ ещё больше оттенял  его бледность. Старик и воин, хоть и были в чём-то схожи, но относились к совсем разным расам.
-      Ну ладно. Что-то я засиделся на свежем воздухе, а меня ведь ученики ждут, - вдруг сказал старик и, поднявшись, ещё раз взглянул на луну, а затем просто растворился в воздухе.
-      Интересные они – эти Древние, - улыбнулся воин и тоже покинул скалу.
   А за небольшой рощей по другую сторону скалы расположился лагерь воинов Лунной свиты. Свет костров плясал между деревьями, маня теплом и запахом жарящейся над ним дичи. Отряду предстоял долгий путь через Валахию, Трансильванию и дальше на северо-запад до самой Франции, до пролива. Помимо всадников в это поход отправилась и Эрин в карете, запряжённой парой коней трансильванской породы. За каретой ехали телеги с запасами, утварью, палатками и многим другим необходимым в длительном походе.
   Все воины пытались упросить Эрин выйти из кареты, но она лишь отнекивалась. Её судьба была сильно схожа с судьбой воина. Но она была намного старше его, а когда-то воспитывала его. А он всячески помогал ей и всегда советовался с ней.
   Ночная тьма начала рассеиваться. Воины постепенно начали расходиться по палаткам. Костры мерно горели и ярко освещали лица караульных. Наступил тусклый рассвет. Тишина объяла лагерь. Подул влажный пронизывающий ветер, и нагнал густой туман. А потом встало солнце и небо просветлело. Так настало утро.
   Деревья качали ветвями. Близился полдень. Вода Дуная блестела на солнце. Все феи природы стояли на его берегу. Они мирно беседовали. Разговор их часто касался жителей рыцарского замка. Феи знали обо всех тайнах мира. Но одна тайна, которая навсегда изменит жизнь многих, осталась для них скрытой.
   
   Летний ветерок залетел в открытое окно, всколыхнув лёгкие занавески. Солнечные лучи блестели на стёклах. Мариэтта сидела в комнате и расчёсывала свои золотые волосы. Ей только недавно исполнилось пять лет, и она знала, что вскоре на неё будет наложена большая ответственность. Но девочка уже была к ней готова.
   Тут за дверью раздался шум, и в комнату вбежал сын конюха. Он обвёл взглядом окружающую обстановку и исчез в коридоре. Это была новая мальчишеская игра. Мариэтта поднялась и тоже скользнула за дверь. Но крики доносились уже со двора. Девочка спустилась с лестницы.
   Внизу ей встретилась мать, которая тоже направлялась в сад. Оттуда сквозь открытую дверь холла лёгкий ветерок доносил сладкий запах цветов.
   Тут Мариэтту позвали со двора. Девочка, сойдя с крыльца, спросила:
-      Что вам нужно, мальчики?
-      Отец Ника сделал игрушечный парусник. И сейчас мы будем спускать его на воду пруда, – ответил старший. 
-      Хорошо. Я иду, - кивнула девочка.
   И она пробежала через сад и подошла к пруду. Там она увидела не только двух старших мальчиков, но и своего младшего брата. Так вот куда он делся с самого утра! Прекрасный миниатюрный парусник колыхался на волнах у берега.

   В комнате горел камин, отчего по стенам плясали расплывчатые тени. На полу у огня сидели два ребёнка – мальчик и девочка. А в это мгновение раздался топот конских копыт за окном, и потом постучали в дверь. Через минуту в комнату вошли трое – мать детей, воин, уже знакомый нам, и ещё одна женщина. Воин нёс в руках что-то, завёрнутое в его тёплый плащ.
-      Изабелл, твоя сестра уже не доверяет мне, - тихо произнёс воин.
-      О чём ты, отец? – удивлённо оглянулась к нему хозяйка дома.
-      Чтобы я снова смог забрать ребёнка сюда, мне нужно было взять с собой и эту женщину, - ответил воин, кивнув в сторону второй женщины.
-      Это же её сын. Ей трудно сознавать, что ребёнок находится где-то далеко, и она не знает, что с ним происходит, - начала  оправдывать сестру Изабелл.
   После этого воин расхохотался и спросил:
-      Вот ты бы  доверила мне своего сына?
-      Да, - кивнула женщина.
-      Ну а почему ей-то не стоит доверять мне?
   На это она не смогла ответить.
   Тогда, убедившись, что разговор на эту тему окончен, воин прошёл в другую комнату. За ним туда последовали дети. Вскоре там всё стихло.
   Утро выдалось пасмурное. Солнце скрывалось в тучах. Но дождь не шёл, хотя было влажно.
   И вот тогда произошла интересная вещь. Но о ней будет рассказано потом.
   Ещё на рассвете воин со всеми детьми ушёл куда-то. Его дочь начала волноваться, когда он не вернулся к полудню. А вечером волнение переросло в страх. Когда в сумерках воин вернулся, ведя всех троих детей, то сообщил, что водил их в лес, показать некоторые интересные растения. Но это было лишь частичной правдой. Правда открылась лишь через несколько лет.
   С тех пор воин каждый год забирал внука в Валахию из Англии. Это постепенно вошло в традицию.
   Вот так началась моя жизнь. Но эта жизнь должна была продлиться слишком долго для человека.
Глава 2
       Испытание.
   Я открыл глаза. Внизу дедушка с кем-то спорил, мне не было слышно о чём, поэтому я вышел из комнаты.
-      Никогда! Ты же понимаешь, что это невозможно. Да и я не позволю, - говорил дедушка своему собеседнику.
-      Ну и что ты в этом нашёл ужасного? – раздался незнакомый мне голос.
-      Это испытание не для детей. Даже некоторые опытные наши не смогли пройти его. А ты требуешь то же самое от четырёхлетнего ребёнка, - продолжал возмущаться дедушка.
   Дело принимало интересный оборот. Похоже, взрослые спорят из-за чего-то серьёзного. Что ж, нужно только подольше послушать разговор. И я послушал. Многого мне тогда было просто не понять, но из ясного для детского ума я смог заключить, что дедушкин собеседник хочет подвергнуть меня чему-то важному и опасному, к чему я ещё не готов. Теперь осталось только ждать.

   В комнате замка собралось шестеро: четыре женщины и двое мужчин, они вели оживлённую беседу. За окном было темно, и лил дождь. Луна была скрыта за тучами, а лица людей скрывала темнота комнаты. 
-      Итак, традиции должны быть соблюдены. Нет таких причин, которые могли бы помешать этому. Получается, что испытание должно начаться с завтрашнего утра. И оно продлиться ровно неделю. Любые нарушения правил будут наказуемы. Постарайтесь быть лишь сторонними наблюдателями, - громко произнёс старший мужчина, обращаясь к другим присутствующим в комнате.
   Никто ничего не сказал. Поэтому вскоре все разошлись по своим комнатам.  Лишь Эрин тенью скользнула по коридору совсем в другом направлении. Она знала, что с ней произойдёт, если её поймают. Но она была предельно осторожна, поэтому всё, задуманное ею, должно было осуществиться.

   Кто, интересно, решил посреди ночи меня разбудить? В комнате было прохладно, но, лёжа под тёплым одеялом, я этого не заметил.
   Разбудившая меня женщина, чьё лицо было скрыто капюшоном плаща, сказала, что нужно уходить из замка. Мне пришлось пойти с ней, о чём теперь я нисколько не жалею.
   Женщина, перехватив меня левой рукой и цепляясь за камни правой, скользила вниз по стене. Потом она, взлетев в седло, погнала лошадь к морю. Там, в горах, было несколько пещер. Лошадь остановилась у одной из них. Поскольку было уже слишком поздно для маленького ребёнка, я заснул прямо в седле.
   Проснулся я уже в пещере. Кроме знакомой мне женщины там был ещё кто-то. Они говорили на незнакомом мне языке (тогда ещё я не знал румынского языка).
   К рассвету женщина уехала обратно, а меня оставила со странным существом, похожим на человека и в то же время на летучую мышь. Это существо сидело у костра и смотрело на меня. Солнце не проникало в пещеру. И она была прибежищем для миллионов и миллиардов летучих мышей. Они висели на потолке, цеплялись за стены и выступы, изредка попискивая и издавая ультразвуки. Я лишь через несколько лет узнал, что обычные люди этого не слышат, хотя мне это было понятно с самого детства. А потом мы с этим существом начали обмениваться высокими звуками. Наша беседа затянулась надолго. Из неё я узнал много странных и удивительных вещей.
   Солнце зашло слишком быстро, и таинственное существо вывело меня из пещеры. Ночной ветер овевал мне лицо. Полная луна светила над головой. Звёзды сверкали на небе. Какая-то магия наполняла мир.
-      Неделя только началась. Испытание только началось. Но здесь тебя никто не найдёт, да и не будет искать, - просигналил мне новый знакомый.

   В комнате замка царила напряжённая обстановка. Эрин была очень расстроена. Её обман раскрылся. И теперь ей и одному человеческому ребёнку грозит опасность. Испытание было создано не для людей. А советник графа решил втоптать в пыль законы и ритуалы древней и могущественной расы.
   Тут в комнате неожиданно появились трое мужчин. Старший из них быстро подошёл к Эрин и мрачно посмотрел на неё. Она опустила глаза. Молчанье затягивалось.
   Свет луны пробивался сквозь полупрозрачные шторы. Он освещал странную картину.
-      Скажи нам, что ты натворила! – после продолжительной паузы гневно потребовал другой мужчина.
-      Ничего я вам говорить не буду! – громко и уверенно ответила Эрин.
   Мужчина резким движением выхватил шпагу, блеснувшую в лунном свете стальным блеском. Потом он одним толчком уронил женщину на пол. Она спокойно терпела, но её мраморного цвета лицо ещё сильнее побледнело.
-      Отец, перестаньте, - тихо произнёс воин, который был третьим мужчиной.
-      И что же ты мне сделаешь? – удивился второй.
-      Убью, - твёрдым голосом ответил воин.
-      Так вот как ты со мной говоришь…
   И в комнате повисло молчание. Даже хозяин замка не решался вмешаться в спор. Он понимал, что советника необходимо остановить, иначе он уничтожит своего сына, Эрин и правнука. И при этом граф не понимал, кута сестра его жены смогла спрятать мальчика так, что все колдуны и колдуньи Валахии не могут его найти. Он не знал такого места, где не действует ни одна из магий.
   В это время началась молчаливая дуэль между двумя бессмертными. Они не издавали ни единого звука, только звенела сталь их шпаг. Долгое время никто из соперников не мог одолеть другого. Но в самый неожиданный момент в комнате распахнулось окно, и появилась удивительная девушка с золотыми крыльями.
-      Дитя у нашего младшего брата, сообщила спокойным голосом девушка.
   Никто ничего не понял. А девушка уже исчезла в предрассветном сумраке. Но она прервала смертельную дуэль. Соперники убрали оружие и удалились спать. Наступал новый день.
   
   Звёзды мерцали, как сотни светлячков. Я, закутавшись в накидку-плащ, смотрел в темноту ночи. Мне не было понятно, почему я должен отсиживаться в пещере, когда идёт какое-то важное испытание. Первый бессмертный вышел ко мне и встал рядом без единого звука. Он был частицей ночной тьмы, сливаясь с ней. Луна, выйдя из-за туч, осветила его лицо. Два зелёных огонька блеснули из-под капюшона плаща. Это был не человеческий, а звериный взгляд. Но мне было совсем не страшно, будто всю жизнь видел его при лунном свете.
   Кончалась вторая ночь испытательной недели. Оставалось ещё пять суток.
-      Что ж, скоро, очень скоро к тебе, дитя, придёт понимание твоего происхождения, - неожиданно для меня произнёс Джейсон (то самое существо,  имя которого я узнал лишь сегодня после заката).
   Интересно, о чём он. Пока не понятно, но скоро, как он сказал, мне удастся это узнать. А пока я подожду.
   Постепенно небо начало светлеть. Тогда мы зашли в пещеру. А снаружи пошёл мелкий холодный дождь. Бр-р-р… прохладно стало под землёй. Как же мне сразу захотелось обратно домой. Но это будет небезопасно, поэтому переживу прохладу.
   Моё терпение лопнуло, иду жечь костёр прямо посреди пещеры, хозяин которой, между прочим, мирно спит где-то в дальнем проходе. Эх, не давайте детям инструменты для добычи огня, а особенно маленьким! Тогда я нечаянно чуть не устроил небольшой пожар. Хорошо, что рядом с входом в пещерный зал со стены стекал подземный ручей.
   В итоге я остался без костра, но зато согрелся без него, побегав от ручья до огня и обратно. Лишь погасив огонь, я начал убирать следы своей неудачи. Затем собрал новую кучу хворосту. Потом мне ужасно захотелось спать, и я прилёг в уголке, и пришёл сон, глубокий и путанный.
   
   Мариэтта сидела в библиотеке отцовского дома и читала книгу. Она не углублялась в текст, а думала совсем о другом. Её родители уехали к своим друзьям дня на два, а девочку оставили дома  с гувернанткой и другими слугами. И Мариэтте было скучно и одиноко.
   Дверь в библиотеку бесшумно открылась. В проём просунулась голова Ника. Он недоумённо поглядел на девочку и улыбнулся. Он умел лишь взглядом говорить с людьми. Мариэтта закрыла книгу и подошла к мальчику. Вместе они покинули библиотеку, пройдя в сад, а оттуда – в город.

   Солнце медленно садилось, отражаясь в цветных витражах церкви. В церемониальном зале находилось около сотни людей, несколько из которых были девушками и молодыми женщинами. Недавно закончилось важное собрание охотников. На нём они обсуждали, как можно покончить с отрядом воинов Лунной свиты. Эти дети тьмы были хорошо обучены военному искусству, и уничтожить всех их было весьма и весьма сложно. При этом нашлись такие охотники, которые предлагали использовать этих воинов в боях с другими странами. Но дети ночи никогда не подчинялись смертным. И они слушают лишь вольный ветер и зависят от лунного света.

   Воин стоял во дворе замка, посеребрённого луной. Неделя испытания почти закончилась, и скоро можно будет снова увидеть внука.
   Раздался шорох, и рядом с воином возникла Эрин. Она подняла глаза к небу и задумалась. Ей казалось, что звёзды предсказывают ей будущее Валахии. Но лишь упадёт одна из звёзд, погибнет одно живое существо. А когда вспыхнет новое светило, то родится младенец. Эрин умела угадывать, кто умер или родился. И сейчас девушка напряжённо смотрела в небо, ожидая решения небес. И вот упала маленькая звёздочка.
-      Человек, - облегчённо выдохнула Эрин.
-      Не время нашим собратьям умирать, - отозвался воин.
   Услышав это, девушка скрылась в замке.
   После этого раздался шум, поднялся ветер, и на камни двора приземлился огромный зелёный дракон. С его спины спрыгнул юноша лет двадцати. Он убрал за спину небольшой жезл и расправил плащ. Воин улыбнулся и подошёл к дракону. Ящер повернул голову и радостно заурчал. Из его ноздрей вырвались клубы серого дыма. Воин ласково погладил дракона по шее между двумя зубцами хребта. Юноша отошёл к двери замка, но не скрылся внутри, дожидаясь командира.
-      Отец, у детей сумрака тоже появились драконы. Только это маленькие быстрые ящеры. Их немного, но боевая мощь у них сильнее, - сообщил юноша, когда воин подошёл к нему.
   И командир кивнул, уходя со двора.

   Мариэтта никак не могла уснуть. Ночь была тёплая, и девочка лежала на кровати, не укрываясь одеялом. Сон не приходил, и Мариэтта взяла со стола зеркальце, подаренное дедушкой. Ей хотелось посмотреть, что сейчас происходит в далёкой Валахии. Увидев картину, отразившуюся в зеркале, Мариэтта ахнула. Там с огромной скоростью проносилась далёкая земля. Кто или что несёт куда-то магический кинжал брата? Девочка ничего не понимала. Для неё это было непривычно и странно. Что же происходит в мире?

   Ветер трепал мне волосы. Звёзды стали ближе. У меня над головой резко хлопали тёмные крылья. Джейсон летел высоко над землёй. Это была последняя ночь, которую я проведу в его компании.
-      За тобой следят, - тихо сказал сын ночи.
-      Как? – удивился я.
-      С помощью «призрачной» магии.
   Больше мы не разговаривали. Просто разговор в полёте на ультразвуке весьма сложен.
   И вот мы прилетели на опушку большого леса. Там Джейсон меня покинул. Оттуда мне придётся добираться до замка самому. Это была последняя и самая сложная часть испытания. Лес притягивал меня своим могуществом. Мне хотелось войти туда и затеряться там. Но этого мне нельзя было делать.

   Эрин сидела на периллах балкона замка. В эту ночь должно случиться то, что изменит жизнь многих. Девушка ожидала возвращения маленького мальчика. Но она не отрицала того, что он может не вернуться. При этом Джейсон абсолютно не изменился. Для него честь и верность детям ночи всё ещё остаются главными правилами жизни. Он, хоть и не может довести ребёнка до скал, но обязательно проследит за ним из облаков. Но даже великий предок бессмертных не сможет защитить мальчика от детей тьмы и Великой магии.
   И вот внизу что-то промелькнуло. Эрин легко спрыгнула к подножию скалы. Там она увидела мальчика. Испытание было пройдено! Теперь никто не сможет причинить этому ребёнку вред, пока он находится во владениях ночного царства.

   Отряд воинов Лунной свиты собрался около большого костра в ущелье. Все разговаривали, поэтому шум стоял такой, что охотники определили место расположения лагеря за полмили. Люди начали тихонько подбираться к отряду, стараясь не шуметь, поскольку даже при сильнейшем шуме любой из воинов может услышать малейший шорох, выдающий приближение врага. Но лишь охотники поближе подошли к лагерю, как с неба раздался предупреждающий драконий рёв. Все воины быстро поднялись и обнажили оружие. Холодный свет луны сверкнул на стали. Кинжалы, шпаги, дротики появились в руках воинов с немыслимой скоростью и ловкостью. Люди выхватили арбалеты, пару луков, ружья и пистолеты. Раздались первые выстрелы, но воины ловко пригнулись, и пули со стрелами пронеслись над их головами. В ответ на выстрелы в сторону людей полетели дротики. Многие из них достигли цели. Охотники сбились в кучу. А в это время их окружили со всех сторон. В тылу приземлился дракон, а с флангов приблизились по сотне воинов со шпагами. Люди опустили оружие. Всех их связали и повели к командиру. В большой палатке за небольшим столом сидел воин. Он зажёг свечу и внимательно посмотрел на людей.
-      Что же вы тут забыли? – спросил он.
-      Наши руководители послали нас сюда, чтобы полностью истребить весь ваш отряд.
   Воин хмыкнул и затушил свечу.
-      Вы видите, что сейчас происходит в палатке?
-      Нет, - разом ответили все охотники.
-      А я вижу и скажу, что зря вы сюда вообще пришли.
-      И что теперь будет?
-      Отпускать вас нельзя. Пусть мальчики вас обратят на нашу сторону.
   После этого людей увели. Но вскоре они уже не будут людьми и забудут свою прежнюю жизнь.
   Так закончилось первое из многих серьёзных нападений охотников на отряд. После этого случая охотники поняли, что необходимо сменить тактику нападения. Результаты этого будут описаны потом.

   Я проснулся от стука капель дождя в окно. Наступило серое осеннее утро. Через несколько часов мне придётся уехать на родину. К сожалению, лето кончилось. А снег выпадет ещё нескоро. Лишь дождь льёт с неба. И будет он лить ещё много дней и ночей.
   В тот год я сделал первый шаг к великим и древним тайнам мира. Но тогда я этого ещё не понял, поскольку был слишком мал для понимания. Лишь несколько лет отделяло меня тогда от важных и великих тайн мира тьмы.
Наверх
 

Я помню правду, я вижу ложь, я верю сердцу своему.&&
 
IP записан
 
Веролайнэ Дирлом
Новичок
*
Вне Форума


Воля для дракона только
в небе

Сообщений: 26
Пол: female
Re: Истории вампира. Часть первая.
Ответ #10 - 01.03.2011 :: 22:22:35
 
           Глава 3
     Ночь и смерть.
   В пять лет я великолепно овладел своим кинжалом. Легко мог метнуть его так, что он перерубит тонкий сук начисто, а толстый – со второго раза. А заговорил я об этом потому, что Ник пригласил меня поохотиться на диких уток. Мы уговорились пойти в первый октябрьский день. А до этого произошла интересная встреча (о ней рассказано в первой книге). Слишком неожиданно и необычно появились посреди площади на пустом месте Саймон и его мать. Их появление только для нас с Мариэттой было необычным, а остальные нам не поверили. Почти три месяца мы с сестрой скрывали тайну появления в городе новых его жителей.
   Солнце только встало. Я выскользнул из-под одеяла. Мне несколько дней назад исполнилось шесть лет. И сегодня мне разрешили уйти из дома на целый день.
   Родителей в столовой не было, поскольку они уже удалились в свою комнату. Мариэтта сидела на своём месте и заканчивала завтракать. Я подошёл к сестре и сел на соседний стул. Но позавтракать так и не удалось. В стекло звякнул камешек – сигнал к выходу.
   А через несколько минут я, Ник, Саймон и сын конюха отправились к ближнему лесному пруду. В лесу было тихо и спокойно. Мы молча шли, не решаясь нарушить лесного умиротворения.

   Воин ходил по комнате, иногда бросая короткие взгляды в окно. Прямо под стеной замка раздавались звуки тренировочного сражения наследственных детей тьмы. Когда-нибудь нить судьбы сделает неожиданный виток, и эти неумелые воины вступят в бой с охотниками и «предателями Ночного мира». Примерно век назад во время войны для воина произошла непоправимая утрата. Теперь необходимо только ждать будущего. А оно должно было произойти скоро.

   Вечером мы с сестрой сидели в гостиной. За окном начался холодный осенний дождь. Но в комнате было тепло и уютно. Тут Мари подняла голову и произнесла:
-      Проснись! Тебе угрожает опасность!
   Я резко распахнул глаза. Это был сон. Но реальность оказалась страшной. В тёмной комнате замка кроме меня было ещё двое незнакомцев. У них было холодное оружие. Они тихо переговаривались, не замечая, что я уже проснулся. Удивительно, но я очень хорошо видел происходящее в комнате при полной темноте. Луна была закрыта тучами, а осенняя ночь была очень тёмная. Я прислушался к разговору.
-      Сегодня мы должны совершить то, что уже несколько лет назад приказал нам советник графа, - произнёс один из незнакомцев тихим шёпотом.
-      Ты прав. Получается, сейчас. Тогда давай сделаем это быстрее, - тревожно ответил второй.
-      Неужели тебе страшно? – удивился первый.
-      Нет, но вдруг что-то пойдёт не так.
-      Всё будет так, как нужно. А теперь начнём.
   Оба приблизились ко мне. Сверкнула сталь. Я резко сел на кровати и выхватил из рукава кинжал. Один из незнакомцев отшатнулся и приглушённо охнул. Рукоять кинжала торчала у него из груди. Второй удивлённо поглядел на меня. А я соскочил на пол и, подняв с пола шпагу убитого, нанёс сопернику смертельный удар. Тот, чуть скривившись от боли, ответил мне столь же сильным выпадом. Клинки скрестились и зазвенели. Мне сразу стало понятно, что противника необходимо ранить в сердце, чтобы убить.
   Вдруг дверь открылась, и в комнате появился ещё кто-то. Рука тени в пятне света от факела на стене в коридоре взметнулась. Меч в её пальцах одним лёгким движением отделил голову моего противника от тела. Его шпага, звякнув, упала на пол. Следом за ней осел и он. Я, широко открыв глаза, смотрел на картину, открывшуюся передо мной.
-      Сейчас ты видишь смерть подобных тебе, - произнесла Эрин, склоняясь надо мной.
   Её глаза встретились с моими. Это она так легко убила человека. Но, казалось, этот ужасающий поступок был для неё привычным. Мне стало ещё страшнее.
-      Не думай об этом. Это всего лишь ночной кошмар. Пойдём отсюда. И скоро ты успокоишься, - улыбнулась Эрин.
   И мы, выйдя в коридор, пошли в небольшую комнату на самом верхнем этаже одной из башен замка. Там ярко горел камин, было тепло и уютно.

   В малой гостиной замка находились трое – правитель бессмертных, его советник и воин. С начала ночи советник немного нервничал. Для него это было странно, но на вопросы графа он отвечал, что всё в порядке. Что-то тревожило его.
   Вдруг в комнату вошла Катрина и тревожно сообщила, что ребёнок исчез из комнаты, а там лежат два убитых бессмертных. Советник явственно вздрогнул. Воин заметил это и поднялся. В его глазах загорелись красные огоньки. Из-под верхней губы выступили два длинных белых клыка. Он быстро вышел из комнаты.
-      Что нашло на твоего сына? – удивился граф.
-      Не обращайте на него внимания. Это из-за проблем с детьми сумрака, - ответил советник.
   Но графа это происшествие весьма заинтересовало. И он вышел вслед за воином.
   В комнате уже было много народа. Рядом с окном стоял воин. На кровати сидели Катрина, Эрин и ещё две жены графа. Над двумя трупами на полу склонился сын воина. У двери стояла старшая дочь воина.
-      Но где же ребёнок? – спросил граф.
-      В моей комнате. Я подозреваю, что этих двух подослали, чтобы убить мальчика. И мне кажется, что инициатором этого покушения был ваш советник. С самых первых дней, как ребёнок появился в замке, он всячески избегает его и пытается навредить ему. И если бы не случайность, мальчику не удалось бы спастись. Хорошо, что кинжал всегда при нём, - ответила Эрин.
   Все удивлённо на неё посмотрели.
-      Эрин, ты понимаешь, что это серьёзное обвинение, - тихо произнёс граф.
-      Да, но я абсолютно уверенна в своих словах, поскольку появилась здесь, когда первый из этой парочки уже был мёртв, а второй сражался с мальчиком. Тогда мне пришлось воспользоваться подарком Идвины, - серьёзно сказала она, благодарно посмотрев на вторую жену графа.
   Воин обернулся и глянул на трупы. Потом взмахнул рукой, и яркое пламя объяло мертвецов. Потом он бесшумно вышел.

   Мариэтта смотрела в окно. Там нудно шёл дождь. Что-то тревожило девочку. Но она не могла понять, что именно. Хотя подозрения у неё были. Но невесёлые мысли Мариэтты прервало появление Ника. Он быстрым жестом подал девочке зеркало. В нём виднелась не та комната замка, где обычно находился её младший брат, а совсем другая. Хотя мальчик там был.
   Увиденное очень удивило детей. Но это было далеко не самым странным.

   Воин сидел в своей комнате перед камином и изредка подкидывал туда новые поленья. В его ярко-синих глазах иногда загорался мрачный огонь. Следующий закат он встретит в седле. А после ночного происшествия воин уже никогда не сможет доверять отцу.
   Потом он достал из шкафа небольшой молочно-белый шар и посмотрел в него.
   На пороге комнаты появились Эрин и Катрина. Они переглянулись и исчезли. Если воин был занят разглядыванием будущего в своём шаре, то никто не смел ему мешать.

   Ночь была тихая. Звёзды мигали в вышине. Я сидел у окна. Вдруг одна звезда ярко вспыхнула и стремительно упала вниз. Мама когда-то сказала о значении этого происшествия. Кто, интересно, на этот раз?
-      Человек, - сообщила Эрин, бесшумно подойдя сзади.
-      Разве можно безошибочно узнать, кто умрёт? – спросил я.
-      Можно. Это легко, - ответила женщина.
   Тут дверь открылась, и в комнату вошла девушка лет двадцати. Она сказала, что граф хочет видеть Эрин в малой гостиной. И вскоре я снова остался в одиночестве. Это было для  меня привычнее, чем большая компания. И я знал, что до утра всё будет спокойно.

   Граф стоял у окна и смотрел на растущую луну на фиолетовом небе. У камина на корточках сидел воин.
-      Что случилось, Влад? – спросила Эрин.
-      Дети сумрака опять нападают на наши земли. На следующую ночь войско Лунной свиты отправится им навстречу, - ответил граф.
-      Но как же мирный договор?
   Граф не ответил. Ему просто нечего было ответить. Те, кто решился напасть на детей ночи, были опасны, но их возможно было уничтожить.
   Эрин посмотрела на мужчин. Ей не хотелось начала войны.

   Отряд воинов Лунной свиты направлялся к морю. Впереди отряда ехали воин и его сын. Они тихо переговаривались. В эту ночь дракон не поднимался в небо. Он ехал на огромной повозке. К шее ящера была прикреплена тонкая длинная цепь, чтобы не улетел на охоту.
   Восстание детей сумрака удалось подавить, хоть в этом и были задействованы все силы отряда. Теперь миру между мистическими существами ничто не грозит. И это не могло не радовать.
-      Нам необходимо наведаться в замок Совета. Там нужно ещё раз встретиться с его дочерьми и узнать новости человеческого мира. Если где-нибудь недалеко идёт война, то наш отряд присоединиться к защищающейся стороне и поможет ей, - произнёс воин.
   Вскоре отряд отправился на войну. Долгие дни пройдут до того, как войско вернётся домой.

   Я встал на высокий стол и, наконец, смог достать большую волшебную книгу с картинками. Это была очень редкая вещь, и мне совсем не хотелось её испортить. Какая же это была чудесная книга! Эрин когда-то положила её на шкаф и сказала, что когда я смогу снять её оттуда, то мне разрешено будет прочитать рукопись. И вот сегодня мне это удалось.
   Спрыгнув на пол, я побежал в соседнюю комнату. Там в кресле сидела Эрин и заплетала свои длинные чёрные волосы в какую-то странную причёску. Девушка отделила спереди две пряди и завела их назад. Получилось что-то вроде короны. Потом она заплела остальные волосы в четыре косы. В конце Эрин надела на голову золотой обруч с рубиновым цветком впереди.
-      У тебя получилось сделать это, - наконец произнесла Эрин.
-      Да, подтвердил я, показывая ей книгу.
-      Раз так, то с завтрашнего дня я начну твоё обучение.
   Сказав это, она удалилась из комнаты.
   Так началось моё обучение. За несколько лет мне предстояло научиться многому. Я подсознательно понимал, то, чему я научусь, пригодится мне на протяжении многих лет. Но все науки мира не могли объяснить мне урок, который может дать лишь жизнь, поступки людей и других существ, правда и ложь. Теперь, когда я знаю правила жизни, могу предугадывать некоторые происшествия.
    После ухода Эрин я открыл книгу и медленно, как любой ребёнок, начал читать её. Мне открылся волшебный мир.
   В той книге были истории из давних времён. Рыцарские поединки, продолжительные войны, прекрасные принцессы и храбрые воины. Сквозь страницы я видел те события, которые описывались в книге. Произнося слова, написанные на бумаге чей-то рукой, я слышал звон мечей, топот конских копыт, крики людей. Мной овладели чувства, которые овладевали героям историй. Никогда не забыть мне прочитанного.
-      Читаешь? - спросил дедушка, подходя ко мне.
   Я кивнул, не отвлекаясь от чтения. А дедушка сел рядом и заглянул мне через плечо. Уголки его губ поползли вверх. Он явно узнал книгу.
   Но тут зазвенело оконное стекло, разлетаясь осколками. В комнату впрыгнул кто-то, скрытый тьмой. Он направил на нас арбалет.
-      Я пришёл вас убить! – грозно произнёс он.
   Дедушка медленно поднялся и вытащил клинок из ножен.
-      Если ты сможешь убить меня, то не трогай ребёнка, - тихо произнёс дедушка.
-      Меня не предупреждали, что у вас могут быть дети.   
   И тут дедушка нанёс удар. Человек выстрелил, но промахнулся, поскольку я толкнул его под руку. Это спасло дедушку. Арбалет отлетел к стене. А человек растерянно поглядел на меня. В это время блеснула сталь, и человек беззвучно упал на пол. Дедушка молча убрал шпагу в ножны. Человек был мёртв. Это был третий мёртвый, которого я видел.
   
   Воин вышел на балкон. Этим вечером охотники подослали в замок одного из своих солдат. И этот смертный был хорошо обучен. И будь они наедине, у человека был бы шанс выиграть эту битву. Но не выиграл же!
   Открылась дверь, и на балкон вышла единственная дочь сумерек в замке. Она улыбнулась воину. Вторая жена графа узнала о происшедшем. И она радовалась за друга.
-      Охотники не отступают. Вам необходимо обороняться, - произнесла она.
-      Обороняться против людей! Ты шутишь, Идвина? Бессмертные никогда не сдаются людям, - ответил воин.
-      Не будь так уверен в вашей победе, - одёрнула его Идвина.
   В её словах были такие нотки, которые заставили воина замолчать и задумчиво нахмуриться. Необходимо было научить внука сражаться. Мальчик не должен был пострадать или погибнуть от рук охотников.

   Дедушка нанёс коварный круговой удар шпагой. Я отскочил и, слегка развернувшись, рубанул вперёд своим клинком. Звон разнёсся по залу. Воин молча развернулся и снова ударил. Мне пришлось быстро кувырнуться вбок и сложным выпадом отвести остриё вражеского оружия. При этом я едва не насадил себя на свой клинок.
-      Мрак! Больше так не делай! – возмутился дедушка.
   Я ударил первым. Со стали посыпались искры. Воин ловко отразил удар.

   Катрина молча смотрела на сестру. Эрин наблюдала за лунными бликами на воде маленького горного озера, расположенного в неглубоком ущелье. Ночь подходила к концу. Уже почти три века живут две сестры. Много происшествий за эти годы произошли с ними.
-      О чём ты думаешь, сестра? – наконец решила прервать молчание Катрина.
   Эрин даже не шевельнулась. Её мысли были далеко от того места. 
                                  Глава 4
Колдунья и оборотни.
   Утро. Ранняя осень, когда ещё тепло, и лето пока не уступило места холодам и дождям. Река лениво текла под обрывом. С самого рассвета мы с Ником сидели на берегу и рыбачили. Тут к нам подошёл Саймон с какой-то девочкой.
-      Наконец-то ты пришёл. Мы тебя уже долго ждём, - приветствовал его Ник.
-      Я не знал, что вы тут. У меня были другие дела. Я хочу представить вам одну свою знакомую.
   Ник хмыкнул и встал. Девочка внимательно осмотрела его, пренебрегая всеми приличиями. Потом она перевела свои чёрные, как сама тьма, глаза на меня. И вздрогнула. Её что-то удивило или напугало. Молчание затянулось. Но тут Саймона позвали обедать, и он ушёл. Девочка улыбнулась и растворилась в воздухе. Ник удивлённо глянул на меня. А я сразу понял, что она владеет магическими силами.

   Колдунья, возникнув у себя дома, подошла к каменному треножнику и раскрыла большую толстую старую книгу. Что-то в наследнике лорда было странного. У него было ярко выраженное мистическое поле. Она сравнила его с изображениями в книге. Тут её взгляд наткнулся на изображение поля детей ночи! Но лишь его четверть совпадала с виденным ей. Остальное же было человеческим. Странно, очень странно. Хотя среди приближённых правителя бессмертных был воин, на которого похож мальчик. Необходимо следить  за ним и всё выяснить. Но сначала колдунья решила заглянуть в глубины магического шара. Молочно-белая мгла в хрустале заклубилась, потемнела и сформировалась в образ того, кого хотела видеть девочка. Вампир удивлённо посмотрел на неё. В его сапфировых глазах мелькнули холодные искры. Колдунья улыбнулась и склонила голову в лёгком поклоне.

   Воин убрал шар в ящик. После разговора с маленькой колдуньей ему необходимо было восполнить свою магию. Девочка оказалась интересной собеседницей. Она обещала проследить за наследником. И воин ей верил.
   Изучив историю города, куда несколько лет назад отпустил свою дочь, воин узнал, что над его жителями висит проклятие. Двадцать лет назад отец нынешнего лорда казнил могущественную колдунью, которая, сгорая, прокляла его и весь его род. И если в городе погибнет ещё одна колдунья, то род прервётся. А это было опасно. Ведь люди не понимают, как полезна магия для жизни. И девочке грозит реальная опасность смерти, а затем лорду и его семье. И как тогда поступить воину, и какой совет дать маленькой колдунье? Как помочь ей? Времени осталось очень мало. Всего два-три года, а может и меньше.
   Воин подошёл к столу и открыл книгу с заклинаниями. Ему необходимо было заглянуть в будущее.
   
   Я сидел на большом камне на краю обрыва, нависавшего над рекой. Солнце садилось, а вода словно горела холодным ярким пламенем. На востоке небо уже потемнело, но на западе день ещё не погас. Закат и рассвет мне нравились больше всего. Эта битва света и тьмы, их вечное сражение, которое происходит два раза в сутки. Я ещё не решил что мне ближе – ночь или день. Хотя тьма неба, покрытого звёздами, и свет луны мне более близки, нежели солнце. Также мне нравится находиться вот так, в одиночестве, на берегу реки или в дальнем уголке отцовского сада.
   Солнце село. Пора было возвращаться домой, иначе за мной прибежит моя сестра, и будет долго возмущаться.
   Войдя в гостиную дома, я столкнулся с отцом, который явно хотел встретиться со мной.
-      Не стоит гулять по городу так поздно. Это опасно, - произнёс он, посмотрев на меня.
-      А я гулял не в городе, ответил я.
   Отец лишь вздохнул. У нас были не самые хорошие отношения, но он с каждым днём ещё больше ухудшал их, поскольку не понимал и не хотел понимать, что мне совершенно не хочется постоянно находиться в доме. Моё спокойствие – свобода и воля. Я не считаю себя его наследником, но учеником и последователем своего деда. А это для отца было неприемлемо. И он всячески сопротивлялся всем тем идеалам, что я для себя создал.

   В окно бросили камешек, затем ещё один и ещё. Я открыл одну створку и поглядел вниз. Под деревом, ветви которого упирались в стекло, стоял Ник. Он махнул рукой и позвал спуститься. Я  слез по ветвям дерева. Была уже ночь. Луна лила свой холодный свет на сад. Ник, убедившись, что я готов к подвигам, двинулся вглубь сада. Там в кустах за прудом была дыра в заборе. Именно туда и нырнул мой старший проводник. Я последовал за ним.
   Мы бесшумно шли по городу. Если Ник был воспитан так ходить, то для меня это было совершенно привычно. Я с детства не двигался иначе. Родители, няня и учителя всегда удивлялись этому, но дедушку и всех жителей замка, что я видел нисколько не волновало. Они сами были такими же.
   Теперь расскажу немного о воспитании дедушки и Эрин. Запишу одну из их «лекций».
   «Ночь – это прекрасная маскировка для детей тьмы. Каждый из нас великолепно умеет использовать её темноту. Мы абсолютно бесшумны и незаметны. В ясную ночь мы покрываем свои плащи лунным сиянием, стираем свои тени с земли и других предметов, скрываем своё отражение из глубины зеркал и всего того, что умеет отражать. А что касается еды, то это старая традиция. Мы не питаемся только в присутствии людей, опасаясь яда или чеснока в еде. А также не жалуем серебра, святой воды, солнца и осины. Но среди смертных можно встретить вполне хороших и добрых к нам. Мы их прекрасно умеем отличать от остальных. А магия и боевое искусство – важные элементы нашего самосознания и жизненных принципов. Поэтому с самого детства мы учимся владеть шпагой или лёгким мечом, затем запоминаем массу полезных заклинаний. А силы свои пополняем с помощью лунного света. В темноте видим лучше любого зверя, силой превосходим даже медведей, выносливость выше, чем у верблюдов, быстротой не уступаем кобре. Но очень уязвимы днём. Поэтому окружили себя всякими страшными историями и легендами. Теперь нами пугают детей и всерьёз ненавидят нас. Мы не поедаем на завтрак девственниц и не проливаем кровь каждую ночь. Мы вполне цивилизованные и мирные. А враги всегда напарываются на нашу сталь…»
   Вот такие примерно «лекции» я слушал и воспринимал каждый вечер. Эрин и дедушка оказались прекрасными учителями и рассказчиками. Они ничего от меня не скрывали и не утаивали. На все мои вопросы всегда точно и подробно отвечали. Но чисто вампирами или носферату себя не называли. А я давно об этом догадался, а деликатно умалчивал обо всех своих догадках.
   Итак, я отвлёкся… мы шли по городу в сторону кладбища. Там нас встретили Саймон и та странная девочка, о чудо, оказавшаяся колдуньей. Я ничуть не удивился, поскольку уже столько навидался и узнал, что такая мелочь мне не показалась особенно поразительной.
   Чёрные волосы трепал сильный ветер. Глаза горели магическим огнём. Колдунья явно ждала нас.
-      Что ж, в чём-то вы похожи, но слишком, различны. Такие разные. Но это просто великолепно, - сообщила колдунья, вместо приветствия.
   Ник глянул на неё, не произнеся ни слова. Он жутко заинтересовался словами девочки.

   Воин фыркнул, отстраняясь от шара. Ему было весело. А развеселить его мало чему удавалось. О Свет и Тьма! Колдунья решила предсказать мальчикам их судьбу, но забыла о своей. А ведь ей осталось не так много…
   «Девочка – хорошая колдунья. А когда смерть настигнет её, кому перейдёт её дар? Опасным стало ожидание людской расправы над девочкой, отличающейся от них. О боги, как все люди похожи друг на друга! Годами, веками, тысячелетиями смертные боятся всего странного и необычного. Когда-нибудь они изничтожат всех нас. Я не боюсь смерти, я боюсь за других: за внуков, за детей, за подчинённых. Нет, не будет этого! Не будет второго пришествия Тьмы. Не позволю! Хотя, не только я не позволю. Не позволят и другие бессмертные», - подумал воин, посмотрев в окно на ущербную луну.

   Ник ворвался ко мне в комнату с ошеломляющей новостью. В лесу появились волки. Несколько охотников уже безвозвратно пропали в чаще. Мне было предложено забежать за Саймоном и колдуньей. Затем отправиться вместе с ними и Ником в лес.
   Через час мы уже шли по опушке, постепенно углубляясь в лес.
   Луна светила очень ярко. Вдалеке раздался волчий вой. Мы все невольно встали на месте, не решаясь двинуться. Вдруг из-за деревьев вышла какая-то тень, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся тёмно-серым волком. За ним к нам вышли ещё несколько огромных волков. Ник скомандовал нам залезать на дерево, а сам до приближения зверей не успел последовать за нами.
   Эрин ахнула и отвернулась от зеркала. Оборотни совсем обнаглели! Они напали на детей. Причём – на человеческих. Либо они были только недавно инициированы, либо узнали о происхождении одного из мальчиков, находящихся на поляне. Кто, а главное – как спасёт детей от смерти? Но если воин преподал своему внуку урок защиты от опасных рас, то мальчик сможет помочь себе и своим друзьям. А колдунья натолкнёт его на правильное решение сложившейся проблемы. Но если возникнет необходимость, то Эрин сама вмешается в ход событий.

   Мы напряжённо следили за приближением волков. Внезапно самый большой из них быстро прыгнул вперёд. Ник упал, опрокинутый сильным ударом лап. Мне вдруг пришла в голову мысль атаковать вожака зверей с очень удобной для этого позиции. А оружием стала обычная серебряная шпилька. Она вонзилась прямо между глаз волка. Снаряд, на удивление легко вошёл в кость. Волк, взвыв, вскинул голову и попятился в темноту. За ним последовали и остальные волки. Через несколько минут, убедившись, что они не вернутся, мы спустились на землю. Ник лежал на земле не шевелясь и, похоже даже не дыша. Казалось, что он уже не очнётся, но колдунья сказала, что сердце бьётся.
   Спустя минут двадцать мы в полном составе двинулись к городу. А, выйдя из леса, разделились: я и Саймон пошли прямо через площадь, а колдунья и Ник пошли в обход центральной части города. 
   А утром началась большая охота, в которой применялось серебро… Волки оказались оборотнями.

   Воин сидел в тронном зале в углу и наблюдал за экспериментами графа. Тот изменял свой облик и наблюдал за своими ощущениями. Это продолжалось уже около получаса и пока не подходило к концу.
   Также за экспериментами наблюдали Эрин и Катрина. Им было любопытно, сколько ещё продержится граф без перерыва.
   После двух часов наблюдений все зрители покинули комнату. Всё прошло удачно и повторения не требовало.

   Уже второй день с Ником творится что-то странное. Он стал нервным и всё чаще уединялся. А когда колдунья заметила это, то попросила его взять серебряную ложечку. Но лишь он сомкнул на ней пальцы, как тут же отдёрнул руку, будто обжёгся. На это колдунья сказала, что, скорее всего, Ник стал оборотнем. А мне она сказала ещё, что старое проклятие, наложенное на город и жителей его, начало действовать. Также нам было ясно, что никому в городе не стоит говорить о происшествии, поскольку тогда мой отец ни с кем церемониться не будет. Теперь перед нами стояла весьма сложная задача: как творящиеся с Ником перемены сохранить в тайне от его отца. Но колдунья боялась не этого, а первой ночи полнолуния. Как она объяснила: в эту ночь в оборотне идёт борьба двух сущностей – волка и человека. И, в зависимости от того, какая победит, станет ясно, что дальше делать Нику – продолжать прежнюю жизнь или уйти от людей в целях всеобщей безопасности.
   Как потом мне стало известно, то же происходит и с вампирами. Если зверь в них побеждает человека, то сородичи же и убивают таких без особой жалости. Никому просто не хочется проблем с человеческими властями.

   В ночь полнолуния колдунья заперла Ника в подвале, приковав его к стене посеребрённой цепью. На мой вопрос о причине этого её поступка она сказала, что если зверь одолеет, то цепь сможет ненадолго его сдержать. Мне было очень страшно за друга.
   До рассвета Ник находился в подвале. Но лишь солнце взошло, колдунья выпустила его. Потом, внимательно посмотрев на него, обрадовала нас. Опасность миновала. Ник выдержал испытание и сможет держать зверя под контролем. Но теперь ему категорически запрещается брать в руки серебро. Иначе он и сам себе навредит и раскроет свою природу перед охотниками. Однако для Ника была и радостная новость. Он сможет прожить долгую жизнь, остановив старение на более удобном для него возрасте. И ещё колдунья сказала, что произошедшее сегодня ночью можно считать удачей, поскольку мало кто из обращенных в таком возрасте оборотней смог выдержать первую ночь полнолуния.
   Так Ник стал оборотнем. О чём потом нисколько не пожалел. Ведь перед ним открылся новый для него мистический мир.

   Эрин только сейчас, после ночи полнолуния смогла вздохнуть спокойно. Жизни детей теперь вне опасности. Они своими силами справились с проблемой инициации нового оборотня. Вмешательства старших не потребовалось. Юноша сам справился. Им можно гордиться. Но если сейчас расслабиться, то всё рухнет. И тогда Эрин решила слегка подтолкнуть начало событий, которые решат исход того, что началось несколько лет назад.


Вот пока и всё. Сижу над пятой главой.
Наверх
 

Я помню правду, я вижу ложь, я верю сердцу своему.&&
 
IP записан
 
PanchaDevi
Админ
*****
Вне Форума


Pancharaksa Devi

Сообщений: 1747
Пол: female
Re: Истории вампира. Часть первая.
Ответ #11 - 03.03.2011 :: 14:07:12
 
Прочитала. С точки зрения  перспективы и как оно прямо сейчас, текст про дракона лучше. Как литературный текст, имеется в виду. Для стороннего читателя.

Тут всего как бы и слишком много - второстепенные, третьестепенные герои, побочные сюжетные линии. И одновременно с тем слишком мало. Как будто конспект, быстрая запись последовательности событий, фиксация моментов. Для самого автора, чтобы не забылось увиденное. Пошел, сказал, сделал, стояли так, одеты так.


Ну вот, скажем, сцена про испытание:
_

Тут в комнате неожиданно появились трое мужчин. Старший из них быстро подошёл к Эрин и мрачно посмотрел на неё. Она опустила глаза. Молчанье затягивалось.  
  Свет луны пробивался сквозь полупрозрачные шторы. Он освещал странную картину.  
- Скажи нам, что ты натворила! – после продолжительной паузы гневно потребовал другой мужчина.  
- Ничего я вам говорить не буду! – громко и уверенно ответила Эрин.  
  Мужчина резким движением выхватил шпагу, блеснувшую в лунном свете стальным блеском. Потом он одним толчком уронил женщину на пол. Она спокойно терпела, но её мраморного цвета лицо ещё сильнее побледнело.  
- Отец, перестаньте, - тихо произнёс воин, который был третьим мужчиной.  
- И что же ты мне сделаешь? – удивился второй.  
- Убью, - твёрдым голосом ответил воин.
- Так вот как ты со мной говоришь…
И в комнате повисло молчание. Даже хозяин замка не решался вмешаться в спор. Он понимал, что советника необходимо остановить, иначе он уничтожит своего сына, Эрин и правнука. И при этом граф не понимал, кута сестра его жены смогла спрятать мальчика так, что все колдуны и колдуньи Валахии не могут его найти. Он не знал такого места, где не действует ни одна из магий.  
  В это время началась молчаливая дуэль между двумя бессмертными. Они не издавали ни единого звука, только звенела сталь их шпаг. Долгое время никто из соперников не мог одолеть другого. Но в самый неожиданный момент в комнате распахнулось окно, и появилась удивительная девушка с золотыми крыльями.  
- Дитя у нашего младшего брата, сообщила спокойным голосом девушка.  
  Никто ничего не понял. А девушка уже исчезла в предрассветном сумраке. Но она прервала смертельную дуэль. Соперники убрали оружие и удалились спать. Наступал новый день.  
__

Сцена должна производить впечатление очень динамичной, насыщенной действием и чувствами: похищен ребенок, виновная отпирается, сын против отца, дуэль... Но в тексте присутствует только последовательность, перечисление. Как если бы однокласснику по-быстрому пересказать. (А что самое печальное - примерно в тех же выражениях...) Даже не имеет большого смысла тут вылавливать все ошибки, опечатки ("... граф не понимал, кута сестра его жены смогла ...".)


А теперь положительный пример динамики действия, чувств. Возьмем новейшего автора - Дж.Роулинг и поглядим на сцену убийства Седрика ("Кубок Огня".). Особенно внимательно смотрим, как автор ПОКАЗЫВАЕТ происходящее, создает тревожную атмосферу... и разрешает ее.
__

Глава 32. Кость, плоть и кровь

Гарри резко приземлился, вывихнутая нога подогнулась, и он рухнул на землю. Рука, наконец, оторвалась от Кубка. Гарри поднял голову.
— Где мы? — спросил он.
Седрик молча покачал головой. Помог Гарри подняться, и оба огляделись.
Местность вокруг ничем не напоминала Хогвартс. Не было гор, окружавших замок, похоже, они преодолели несколько миль, может даже сотню. Они стояли посреди темного густо заросшего кладбища, справа за огромным тисом чернел силуэт небольшой церкви. Слева — холм, на склоне которого старый красивый особняк.
Седрик посмотрел на Кубок Трех Волшебников.
— Тебе кто-нибудь говорил, что этот Кубок — портал?
— Нет, — ответил Гарри. Он с любопытством оглядел кладбище. Кругом тихо-тихо и как-то нереально. — Это что — часть задания?
— Не знаю. — Седрик явно нервничал. — Достанем палочки?
Гарри согласился. Он был рад, что это предложил Седрик. Оба вынули палочки. Гарри все оглядывался, и опять явилось странное ощущение, что за ними следят.
— Смотри, кто-то идет, — вдруг сказал он. Отчаянно всматриваясь в темноту, они заметили, как медленно, огибая могилы, к ним приближается человек. Роста невысокого, лицо скрыто капюшоном, в руках сверток, который он несет с осторожностью. Расстояние между ними сокращалось, человек подошел совсем близко, и Гарри увидел, что у него на руках младенец... а может, просто сверток с одеждой?
Гарри опустил палочку, посмотрел на Седрика. Седрик ответил озадаченным взглядом. И оба воззрились на коротышку-незнакомца, который остановился шагах в двух возле высокого мраморного надгробья. Секунду-другую все трое не спускали друг с друга глаз.
И тут случилось то, чего Гарри меньше всего ожидал: шрам взорвался такой болью, какой он никогда прежде не испытывал. Палочка выпала, он закрыл лицо руками, и упал на траву, как подкошенный. Он ничего не видел, чувствовал только, что голова раскалывается от боли.
Откуда-то издалека, сверху донесся холодный, пронзительный голос:
— Убей лишнего.
Послышался свистящий звук, и в темноте проскрипел другой голос:
— Авада Кедавра!
Вспышка зеленого света обожгла сквозь веки глаза, и Гарри услышал, как рядом рухнуло что-то тяжелое. Боль в шраме стала невыносимой, его вырвало, и стало немного легче. Гарри со страхом открыл слезящиеся глаза.
Рядом с ним распластался Седрик. Он был мертв.
___

___
(Апд. На самом деле цитата из Роулинг тоже не образец Печаль Во-первых, перевод. Во-вторых, перевод... обычный. Не такой, как Нора Галь в своей книге  в разделе о переводах воспевает. К сожалению, я не настолько хорошо ориентируюсь в лучших образцах классической прозы, чтобы сходу припомнить что-нибудь и путное, и показательное.)

Мне кажется, первоначальная идея сделать на материале много рассказов будет очень плодотворна. За действием в большой книге автору нужно очень-очень внимательно следить, всесторонне выстраивать картину. Там как в большой политике - важна каждая мелочь. В рассказе проще сконцентрировать авторскую выразительную мощь Улыбка

Кстати, чем "Дневник Чернокрылого" вроде бы при таком же стиле изложения выигрывает - а тем, что дневник. Там и должно быть по-быстрому, конспективно. И местами разбавлено описаниями, историческими врезками, легендами - точно как ночные рассказы у костра (небольшие!). Но и там, если автор не потрудится связать все концы (нарочито негостеприимных эльфов, пыточных магов, которых лучше сразу убивать, темных много знающих оружейников, выгнатую девушку), сюжет потонет.

За трудолюбие, терпение, как всегда, мегареспект!   Очень довольный (Хотела сначала вставить смайлик "солнышко", да подумала, что в вампирском треде солнце не покатит  Смех)
Наверх
« Последняя редакция: 03.03.2011 :: 22:43:17 от PanchaDevi »  

-x-=+
WWW WWW 347060065  
IP записан
 
PanchaDevi
Админ
*****
Вне Форума


Pancharaksa Devi

Сообщений: 1747
Пол: female
Re: Истории вампира. Часть первая.
Ответ #12 - 03.03.2011 :: 15:16:00
 
Вот еще очень полезная ссылочка, для писателей "про заек":

Нора Галь "Слово живое и мертвое"
http://lib.ru/TRANSLATORS/NORA_GAL/slowo.txt

Откуда что берется?

Молодой отец строго выговаривает четырехлетней дочке за то, что она выбежала во двор без спросу и
едва не попала под машину.
- Пожалуйста, - вполне серьезно говорит он крохе, - можешь гулять, но поставь в известность меня или маму.
Сие - не выдумка фельетониста, но подлинный, ненароком подслушанный разговор.

Или еще: бегут двое мальчишек лет по десяти-двенадцати, спешат в кино. На бегу один спрашивает:
- А билеты я тебе вручил?
И другой пыхтя отвечает:
- Вручил, вручил.
Это - в неофициальной, так сказать, обстановке и по неофициальному поводу. Что же удивляться, если какой-нибудь ребятенок расскажет дома родителям или тем более доложит в классе:
- Мы ведем борьбу за повышение успеваемости...
Бедняга, что называется, с младых ногтей приучен к канцелярским оборотам и уже не умеет сказать просто:
- Мы стараемся хорошо учиться...

Одна школьница, выступая в радиопередаче для ребят, трижды кряду повторила:
- Мы провели большую работу.
Ей даже в голову не пришло,
что можно сказать:
- Мы хорошо поработали!

Не кто-нибудь, а учительница говорит в передаче “Взрослым о детях”:
- В течение нескольких
лет мы проявляем заботу об этом мальчике.

И добрым, истинно “бабушкиным” голосом произносит по радио старушка-пенсионерка:
- Большую помощь мы оказываем детской площадке...
Тоже, видно, привыкла к казенным словам. Или, может быть, ей невдомек, что для выступления по радио эта казенщина не обязательна. Хотя в быту, надо надеяться, бабушка еще не разучилась говорить попросту:
- Мы помогаем...
Можно, конечно, заподозрить, что тут не без вины и редактор радиовещания. Но ведь и редактор уже где-то обучен такому языку, а вернее сказать, им заражен.

Впрочем, случается и в быту...
На рынке немолодая чета соображает, купить ли огурцы. Милая старушка говорит мужу:
- Я ведь почему спрашиваю, ты же сам вчера ставил
вопрос о солке огурцов
...

___

(Вот из этой самой книги я и узнала слово "канцелярит" Улыбка)

И дальше только лучше. На примерах, очень доходчиво.

Жалею, что книга о словах не попалась мне лет  на ...дцать пораньше. Золотые, прямо, страницы!
Наверх
« Последняя редакция: 03.03.2011 :: 22:33:27 от PanchaDevi »  

-x-=+
WWW WWW 347060065  
IP записан
 
PanchaDevi
Админ
*****
Вне Форума


Pancharaksa Devi

Сообщений: 1747
Пол: female
Re: Истории вампира. Часть первая.
Ответ #13 - 21.03.2011 :: 12:06:34
 
Да, всё что я критического по стилю и прочему наговорила, вовсе не значит, что я не жду продолжения Улыбка

Интересно же узнать, как распутаются запутанные нити. К какому эпическому предназначению готовят Филиппа, как разрулится городское проклятие, другие подробности мистического мира - дети ночи, дети сумерек и дети солнца, кто так расы разделил и что это значит. И каким боком там дриады. И мама Саймона! С чего она вдруг по времени путешествует?.. Вы рассказывайте, рассказывайте.
Наверх
 

-x-=+
WWW WWW 347060065  
IP записан